Житие святителя Феофана, Затворника Вышенского

Оптина Пустынь

Толкования
Священного
Писания

Новая книга

В издательстве нашего монастыря опубликована новая книга — «Житие священномученика Вениамина (Казанского), митрополита Петроградского и Гдовского, и иже с ним пострадавших преподобномученика Сергия (Шеина), мучеников Юрия Новицкого и Иоанна Ковшарова».

В новой книге известного русского агиографа архимандрита Дамаскина (Орловского) читателю предлагается житие митропо­лита Петроградского Вениамина (Казанского) — одного из первых святителей-священномучеников, не погрешивших своей душой, ни совестью во время начавшихся гонений и отдавших свою жизнь за Христа и Его Церковь.

Бо­гу угод­но, что­бы че­ло­ве­ки нас­тав­ля­лись че­ло­ве­ка­ми. Вся суть в том, что вся­кий инок дол­жен сам всту­пить в под­виг с са­мо­от­вер­же­ни­ем и сам се­бя дол­жен по­нуж­дать с бо­лез­нию серд­ца на борь­бу со страс­тя­ми. Ес­ли же он не бу­дет так под­ви­зать­ся, то ни­ка­кие стар­цы ему не по­мо­гут. Ска­зал один угод­ник Бо­жий: „Ста­рец об нем (уче­ни­ке) мо­лит­ся, пла­чет, а тот ска­чет”.

оптинские
книги

Расписание Богослужений

пнвтсрчтптсбвс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Последний фотоальбом

Видео

Духовные беседы с паломниками

Из жития святителя Феофана Затворника Вышенского

С вятитель Феофан, Затворник Вышенский (в миру Георгий), родился 10 января 1815 года в селе Чернавское Орловской губернии в семье священника Василия Тимофеевича Говорова. Мать его Татьяна Ивановна была дочерью священника.

В 1837 году Георгий окончил Орловскую духовную семинарию и поступил в Киевскую духовную академию. В 1841 году он принял монашество с именем Феофан и окончил академию. Затем будущий святитель преподавал в Санкт-Петербургской духовной академии (СПДА).

В 1847 году иеромонаха Феофана направили в Иерусалим в составе Русской Духовной Миссии. Начальником Миссии был архимандрит (затем — епископ) Порфирий (Успенский). Отец Феофан посетил Святые места, древние монашеские обители, беседовал со старцами Святой Горы Афон, изучал писания отцов Церкви по древним рукописям. Он овладел греческим и французским языками, ознакомился с еврейским и арабским.

В 1855 году будущий святитель в сане архимандрита преподавал в СПДА, затем был ректором Олонецкой духовной семинарии. С 1856 года он — настоятель посольской церкви в Константинополе, с 1857 года — ректор СПДА. В 1859 году архимандрит Феофан был хиротонисан во епископа Тамбовского и Шацкого. Святитель Феофан устраивал церковноприходские и воскресные школы, заботился о повышении образования духовенства. С июля 1863 года он — на Владимирской кафедре. Все духовные академии избрали его почетным членом, а СПДА удостоила и звания доктора богословия.

В 1866 году по прошению святитель был уволен на покой в Успенскую Вышенскую пустынь Тамбовской епархии. Время после богослужения и молитвы святитель Феофан посвящал письменным трудам. После Пасхи 1872 года он ушел в затвор. Святитель совершал богослужения, занимался литературно-богословскими трудами (истолкованием Священного Писания и переводом творений древних отцов и учителей), писал много писем. Он отмечал: «Писать — это служба Церкви нужная. Лучшее употребление дара писать и говорить есть обращение его на вразумление грешников».

Святитель Феофан оказал глубокое влияние на духовное возрождение общества. Его учение подобно учению святого старца Паисия Величковского, особенно рассуждения о старчестве и умной молитве. Наиболее значительные труды святителя — «Письма о христианской жизни», «Добротолюбие» (перевод), «Толкование апостольских посланий», «Начертание христианского нравоучения».

Святитель Феофан мирно скончался 6 января 1894 года, в праздник Крещения Господня; при облачении на лице его просияла блаженная улыбка. Он был погребен в Казанском соборе Вышенской пустыни. В 1988 году святитель Феофан, Затворник Вышенский, прославлен в лике святых.

Житие Святитель Феофан Затворник

Феофан (Го́воров) епископ Тамбовский и Шацкий, Затворник Вышенский, святитель (1815–1894)

Дни памяти: 10(23) января , 16(29) июня (Перенесение мощей)

Детские, юношеские и молодые годы

Святитель Феофан Затворник Вышенский, в миру Говоров Георгий Васильевич, родился в семье православного священника, в селе Чернавка Орловской губернии, 10 января 1815 года.

Его отец, Василий Тимофеевич Говоров, служил во Владимирской церкви, располагавшейся в том же селе. Мать, Татьяна Ивановна, глубоко верующая женщина, происходила из священнической семьи. Первоначальное образование Георгий получил от родителей. Они же привили ему любовь к Богу. Отец часто брал сына в храм, и тот с радостью участвовал в богослужении, прислуживал в алтаре.

В 1823 году Георгия определили в Ливенское духовное училище. Через шесть лет он с успехом окончил его, а затем поступил в Орловскую духовною семинарию. Шел 1829 год. В семинарии Георгий был на хорошем счету. Рассказывают, что знания настолько привлекали его, что несмотря на успехи в учёбе, он сам выразил желание повторно пройти обучение в философском классе. По окончании семинарии Георгий, с благословения епископа Орловского Никодима, продолжил повышать свой образовательный уровень в Киевской духовной академии. Как лучший воспитанник семинарии, он был отправлен туда за казённый счёт.

В академии, как и в прежних образовательных учреждениях, он учился с большим прилежанием. Здесь в нём раскрылась способность к писательскому творчеству.

Он любил уединяться в тиши святынь Киево-Печерской обители и предаваться благоговейной молитве. Радостные впечатления от тех посещений сохранились в его памяти до конца земных дней. В этот период в нём созрело желание соединить свою жизнь с монашеским подвигом.

Приобщение к монашеству

В октябре 1840 года Георгий подал прошение руководству о пострижении в монашество. В феврале 1841 ректор академии, преосвященный Иеремия, совершил постриг. Тогда же Георгий получил новое имя, Феофан, в честь святого Феофана Исповедника.

В апреле 1841 года инок Феофан был посвящен в иеродиакона, а в июле — в иеромонаха. В 1841 году он закончил духовную академию, защитив диссертацию и получив степень магистра.

В том же году, в августе, отец Феофан получил назначение на должность ректора Киево-Софийского духовного училища и приступил к исполнению обязанностей. Помимо работы ректором он преподавал латинский язык. Кроме того в этот период он занимался углубленным изучением творчества святых отцов Церкви.

В 1842 году он получил новое назначение — в Новгородскую духовную семинарию. Там он исполнял обязанность инспектора, преподавал психологию и логику. Главной мыслью его как преподавателя семинарии, и об этом он постоянно напоминал своим воспитанникам, являлась та, что на первое место в их жизни должно поставляться богоугождение, а не сухая научность.

В 1844 году отец Феофан, по благословению церковного начальства, занял должность преподавателя по кафедре Нравственного и пастырского богословия в Санкт-Петербургской духовной академии. А в 1845 году он стал помощником инспектора академии.

Служение в Иерусалиме. Дальнейшая деятельность

В 1846 года иеромонах Феофан вошел в состав членов формируемой тогда Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. В октябре 1847 года Миссия выдвинулась на территорию Палестины, а в феврале прибыла в Иерусалим.

За время пребывания в Палестине отец Феофан отточил знание греческого и французского языка, основательно изучил вероисповедания ряда инославных конфессий: католичества, лютерантсва, армяно-григорианства и прочих. Здесь он имел широкие возможности знакомиться со святоотеческими произведениями, в том числе с ценными рукописями, читая их на языке оригинала.

Деятельность Русской Миссии в Иерусалиме была весьма плодотворной. Однако с началом Крымской войны, в 1853 году, её отозвали и её участники были вынуждены возвратиться на Родину.

По возвращении в Россию, в апреле 1855 года отца Феофана возвели в сан архимандрита. После этого он приступил к деятельности в Санкт-Петербургской духовной академии, на кафедре канонического права.

А через несколько месяцев, в соответствии с новым назначением, архимандрит Феофан занял пост ректора Олонецкой духовной семинарии. Исполняя обязанности ректора, он, помимо участия в образовательном процессе, занимался обустройством семинарии, в том числе организацией строительных работ.

В 1856 году архимандрит Феофан был отправлен церковным руководством в Константинополь на место настоятеля Русской посольской церкви.

В июне 1857 года он, приобретший к тому времени известность и уважение своей образованностью и аскетическим устроением духа, был вызван в Санкт-Петербург и получил предложение занять место ректора Санкт-Петербургской духовной академии. Предложение было принято, но Промыслом Божьим он занимал эту должность недолго. В тот период отец Феофан участвовал в деятельности академического журнала «Христианское чтение».

Епископское служение святого Феофана Затворника

В июне 1859 года архимандрит Феофан был рукоположен во епископа Тамбовского и Шацкого. За время его управления Тамбовской епархией было открыто множество школ и училищ, в том числе женское епархиальное. Кроме того при нём стали издаваться «Тамбовские епархиальные ведомости». Он исполнял обязанности епархиального архиерея ревностно и ответственно, однако всё больше и больше думал об уединенной молитве и богосозерцании.

В 1863 году церковное руководство переместило епископа Феофана на другую кафедру, во Владимир-на-Клязьме. Здесь, как и на месте предыдущего служения, он способствовал приумножению церковно-приходских школ и духовных училищ. С 1865 года, опять же, при его личной инициативе, стали выходить «Владимирские епархиальные ведомости». Он часто участвовал в храмовом богослужении, посещал разные области вверенной ему территории, много проповедовал, но сердцем, всё же, стремился к отшельничеству.

В 1866 году епископ Феофан подал прошение Святейшему Синоду. Просьба святителя показалась членам Синода необычной, ведь и по уровню знаний и духовного опыта, и по состоянию здоровья, и по организаторским способностям он удовлетворял требованиям архиерейского служения. Святителя выслушали, после чего, согласившись с его доводами, освободили от руководства епархией.

Тогда его назначили настоятелем в приглянувшуюся ему Вышенскую пустынь. Однако и должность настоятеля не вполне соответствовала стремлению его просветленного сердца. Как следствие, некоторое время спустя он подал прошение об освобождении от обязанностей настоятеля. И эта просьба была удовлетворена.

Затворничество

В 1872 году святитель фактически начал вести жизнь затворника. Он затворился в отдельном помещении. Круг его посетителей ограничился чрезвычайно малым количеством людей. В своих кельях он устроил маленькую домовую церковь, сам служил в ней Божественную Литургию: первое время — по воскресным и праздничным дням, а в последние годы своей земной жизни — ежедневно.

Помимо молитвы, существенную часть своего распорядка он посвящал чтению, разбору переписки и составлению ответных посланий, богословским трудам. Вместе с тем, руководствуясь аскетическими наставлениями, много внимания он уделял физическому труду: занимался иконописью, резьбой по дереву, шитьем одежды для себя.

6 января 1894 года святитель тихо отошёл ко Господу. Отпевание архипастыря состоялось 11 января при огромном стечении народа. Тело епископа погребли в Вышенской пустыни, в Казанском соборе.

Творческое наследие

Святитель Феофан Затворник оставил после себя множество выдающихся работ. В качестве пособия по нравственному богословию хорошо известен его труд: Начертание христианского нравоучения. Вместе с тем, этот ряд включает немало других сочинений, таких, например, как Внутренняя жизнь. Избранные поучения, Как начинается в нас христианская жизнь?, Как надобно молиться.

В качестве толкований к Священному Писанию Нового Завета им были составлены такие произведения как Толкование на первое послание к Коринфянам, Толкование на второе послание к Коринфянам, Толкование на первое послание к Тимофею, Толкование на второе послание к Тимофею, Толкование на первое послание к Фессалоникийцам, Толкование на второе послание к Фессалоникийцам, Толкование на послание к Галатам, Толкование на послание к Евреям и др.

Из сочинений догматической направленности можно выделить: Два слова о святом Таинстве Крещения, Душа и ангел, Воплощенное домостроительство. Опыт христианской психологии.

Среди писем обращают на себя внимание: Письма о духовной жизни, Письма о разных предметах веры и жизни, Письма о христианской жизни. Поучения. Собрание писем.

Кроме того, святитель Феофан собрал, перевел на русский язык и соединил в общий свод множество памятников святоотеческой литературы, получивших название “Добротолюбие”.

Тропарь святителю Феофану, затворнику Вышенскому, глас 8

Православия наставниче, / благочестия учителю и чистоты, / Вышинский подвижниче, святителю Феофане богомудре, / писаньми твоими Слово Божие изъяснил еси / и всем верным путь ко спасению указал еси, // моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак святителю Феофану, затворнику Вышенскому, глас 4

Богоявлению тезоименитый, / святителю Феофане, / ученьми Твоими многи люди просветил еси, / со Ангелы ныне предстоя Престолу Святыя Троицы, // моли непрестанно о всех нас.

Дополнительно:

На сайте собрано 31 315 изречений святых отцов и учителей православной церкви.

Житие святителя Феофана, Затворника Вышенского

Святитель Феофан Затворник

НАСТАВЛЕНИЯ В ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ

Святитель Феофан Затворник

Святитель Феофан Затворник (1815-1894) оставил обширное и поистине драгоценное духовно-литературное наследие: многочисленные труды по христианской нравственности, сочинения с изложением основ святоотеческой психологии, переводы аскетической письменности (в том числе перевод “Добротолюбия”), глубочайшие толкования Священного Писания, существенно обогатившие русскую библеистику. Им был совершен настоящий творческий подвиг, и один из его биографов с полным правом мог утверждать, что по своей плодотворности труды святителя Феофана сопоставимы с творениями святых отцов IV столетия – золотого века Византии.

На Поместном Соборе Русской Православной Церкви, посвященном 1000-летию Крещения Руси, Феофан Затворник был причислен к лику святых. В решении Собора отмечалось: “Глубокое богословское понимание христианского учения, а также опытное его исполнение, и как следствие сего, высота и святость жизни святителя позволяют смотреть на его писания как на развитие святоотеческого учения с сохранением той же православной чистоты и богопросвещенности”.

Особое место в духовно-литературном наследии святителя Феофана занимают его письма к разным лицам, просившим у него совета или духовной помощи, решения недоуменных вопросов, утешения в скорби, облегчения в бедах…

Со всех сторон России стекались эти просьбы в Вышинскую пустынь, где Преосвященный Феофан пребывал в течение последних 28 лет жизни, причем 22 года из них он находился в строгом затворе. До этого им уже был пройден значительный жизненный и духовный путь, отданный служению Церкви Божией на различных поприщах и в разных местах.

Родился святитель Феофан, в миру Георгий Васильевич Говоров, 10 января 1815 года в селе Чернавское Елецкого уезда Орловской губернии, в семье священника. Учился в Ливенском духовном училище, Орловской семинарии, Киевской духовной академии. В 1841 году, в Киеве принял постриг с именем Феофан, в том же году рукоположен в иеродиакона и иеромонаха. Затем была служба инспектором в нескольких духовных учебных заведениях, ректорство в Санкт-Петербургской духовной академии; поездки в Палестину в составе русской духовной миссии и в Константинополь в должности настоятеля посольской церкви (во время этих поездок происходит углубленное изучение аскетической письменности православного Востока). 1 июня 1859 года в Троицком соборе Александро-Невской Лавры была совершена хиротония и наречение святителя Феофана во епископа Тамбовской епархии, затем последовало перемещение на древнюю, более обширную Владимирскую кафедру… Таков краткий очерк его внешнего жизненного пути, полного неустанной разносторонней и всегда успешной и плодотворной деятельности на благо Церкви и Отечества. Внутренний же путь, каким шла сокровенная духовная жизнь святителя, привел к тому, что в 1866 году, находясь на самом, казалось бы, “взлете” практической деятельности, епископ Феофан неожиданно подал в Священный Синод прошение об увольнении его на покой с правом пребывания в Вышинской пустыни Тамбовской епархии. Прошение было удовлетворено, и он, наконец, получил то, к чему давно чувствовал свое главное духовное призвание: полное отрешение от житейских дел, уединение, неразвлекаемое “внутреннее делание”. В письмах своих он свидетельствовал, что поистине счастлив в Выше: “Вышу можно променять только на Царство Небесное”. Уйдя в затвор, он устроил в своих келиях малую церковь во имя Крещения Господня и проводил жизнь в богослужении и молитве, в подвигах телесных и духовных, в тщательном самонаблюдении, в трезвении и бодрствовании, в напряженном чтении и богомыслии, в трудах писательских…

Весь этот величайший и поистине бесценный опыт, накопленный на разнообразных жизненных поприщах, и особенно в годы затвора, был мобилизован святителем в его огромной переписке с многочисленными корреспондентами, среди которых были представители всех сословий, от сановника до крестьян. Ежедневно почта приносила от 20 до 40 писем, и епископ Феофан обязательно отвечал на каждое из них, чутко угадывая состояние и потребности писавшего и находя для каждого идущее прямо к сердцу, необходимое слово. Он обладал редким даром просто, ясно, лаконично говорить о самых сложных предметах, о самых глубоких и премудрых вещах.

Вот, например, лишь некоторые из бриллиантов богословской мысли, какие можно в изобилии найти в неисчерпаемой сокровищнице его переписки:

“Бог никого не оставляет. У Него все дети. Нет пасынков. И тяжелые случайности и состояния – все на добро нам посылаются”.

“Внимание к тому, что бывает в сердце и исходит из него – есть главное дело христианской исправной жизни…”

“Надо сторожить за собою…”

“…Сойди вниманием в сердце, стань там перед Господом и не допускай туда ничего греховного. В этом все дело внутренней брани”.

“Безжалостность к себе, готовность на всякую услугу другим и предание себя всецело Господу с молитвенным в Нем пребыванием – се производители жизни духовной…”

“Эгоизм (злодея) надо убить. Если сами не убьете, то Господь молот за молотом будет посылать (всякие неудачи), чтобы разбить сей камень”.

“Самоугодие и саможаление свидетельствуют, что в сердце пребывает я, а не Господь”.

“Осуечение составляют не дела, а образ совершения их. Когда одно дело делается, а сотни толпятся в голове. Надо все те прогнать, а одно дело делать, и притом руками делать, а умом быть в своем месте”.

О ревности духовной святитель говорил так:

“Она – огонь. Огонь поддерживается дровами. Дрова духовные – молитвы…”

В письмах святителя нет и тени скучной назидательности, сухого морализма. Они согреты самоотверженной любовью, сердечным вниманием к людям – и оттого они написаны таким живым, образным, безыскусным слогом.

Нередко можно встретить в письмах святителя блестки светлого юмора. Так, к примеру, он с шутливым вздохом отмечает участившиеся попытки самонадеянного человеческого ума проникнуть в неизреченные и неисследимые тайны Божественной жизни: “Нынче удержа нет от совопросничества. Ум наш – комар, а все пищит!” А вот какую характеристику в одном из писем епископа Феофана получает необузданный наш язык: “Язык?! Нет зловреднее вещи под небесем. Желательно бы так устроить, чтобы за каждую с его стороны непозволительность что-нибудь его укалывало (хоть бы булавка). Тогда бы он посмирнее был, а то как машинка, что песенки поет. как завели и пустили и… пошла тилиликать”.

Как известно, хорошая шутка в обстановке боя способна поднять дух солдат, укрепить их волю к победе. Не менее важно веселое бодрящее слово на поле труднейшей и жесточайшей духовной брани…

Святитель Феофан Затворник, переводчик замечательного сочинения “Невидимая брань”, и в обширной переписке своей не оставил без внимания ни одного участка духовной борьбы человека, ступившего на узкий и тернистый, но спасительный путь, ведущий в Царство Небесное. Какие только темы, какие только вопросы не рассматривает и не раскрывает он в духовных беседах со своими корреспондентами! Здесь и беды житейские, и болезни, и семейная и гражданская жизнь, истинное назначение искусства, и правильная установка в отношении к различным обстоятельствам внешней жизни, и бесконечные проблемы жизни внутренней: борьба с помыслами, с самоугодием, с унынием, стяжание смирения и терпения, плача и теплоты сердечной, и руководство в богомыслии, и учение о правильной молитве, о различных ступенях молитвенного делания (молитве уделял святитель особое внимание в своих письмах, поскольку считал ее царицей духовной жизни, точка опоры которой – смирение).

Все эти и множество других важнейших тем, в зависимости от вопросов и духовной потребности адресатов, рассредоточены по разным письмам, неизбежно повторяясь, варьируясь, различно сочетаясь друг с другом.

И вот, чтобы сориентировать современного православного человека в этом поистине необозримом эпистолярном наследии святителя Феофана Затворника, Преосвященный Владыка Иоанн, Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский, осуществил значительный и чрезвычайно полезный труд, потребность в котором несомненно назрела: он определил и озаглавил основные темы переписки, выделил главные, наиболее емкие и законченные высказывания святителя Феофана по этим темам и систематизировал их, расположив названия тем в алфавитной последовательности. Таким образом, создан своего рода путеводитель по собранию писем святителя.

БІОГРАФІИ, ЖИЗНЕОПИСАНІЯ

Святитель Ѳеофанъ (Говоровъ), Затворникъ Вышинскій.

Е пископъ Ѳеофанъ Затворникъ (въ міру Георгій Васильевичъ Говоровъ) родился 10 января 1815 года въ селѣ Чернавскѣ Елецкаго уѣзда Орловской губерніи. Его отецъ Василій Тимоѳѣевичъ былъ священникомъ Владимірской церкви этого села. Мать будущаго святителя, Татьяна Ивановна, также происходила изъ священническаго рода. Родители Георгія были благочестивы, сострадательны и всегда были готовы прійти на помощь нуждающимся. Въ семьѣ, кромѣ Георгія, было еще три дочери и три сына.

П ервоначальное образованіе отрокъ Георгій получилъ въ родительскомъ домѣ, гдѣ ему привили любовь къ святой православной вѣрѣ и къ храму.

В ъ 1823 году Георгій поступилъ въ Ливенское духовное училищѣ. Черезъ шесть лѣтъ въ числѣ лучшихъ учениковъ Георгій былъ переведенъ въ Орловскую духовную семинарію. Въ семинаріи юноша показалъ неменьшее стараніе и рвеніе къ учебѣ, чѣмъ въ училищѣ. Особенный интересъ онъ проявилъ къ философіи и психологіи. Уже тогда Георгій отличался любовью къ уединенію, кротостью и молчаливостью. По окончаніи семинаріи юношу неожиданно направляютъ въ Кіевскую духовную академію. Въ годы учебы въ академіи Георгій развилъ въ себѣ способность и любовь къ писательству. Любимыми его предметами здѣсь были науки богословскія, а въ особенности Священное Писаніе и церковное краснорѣчіе.

В ъ 1838 году скончалась мать Георгія, а вслѣдъ за ней, черезъ годъ — отецъ. Георгій изначально какъ бы предызбранный для монашескаго пути, въ годы, проведенные въ академіи, въ самомъ сердцѣ русскаго иночества, подлѣ благословенныхъ кіевскихъ пещеръ, внутреннѣ созрѣвалъ для монашества. 1 октября 1840 года въ день Покрова Пресвятой Богородицы Георгій Говоровъ, вручая себя покровительству Приснодѣвы Маріи, подалъ прошеніе о постриженіи въ монашество.

15 февраля 1841 года Георгій былъ постриженъ ректоромъ академіи архимандритомъ Іереміей въ Свято-Духовской церкви Кіево-Братскаго монастыря съ именемъ Ѳеофанъ (что значитъ «Богомъ явленный») въ честь преподобнаго Ѳеофана Исповѣдника. Интересно отмѣтить, что о. Іеремія, впослѣдствіи ставшій архіереемъ, былъ землякомъ епископа Ѳеофана, отличался строгой подвижнической жизнью и конецъ своей жизни провелъ въ затворѣ, въ трудахъ духовнаго сочинительства. Его благотворное вліяніе на святителя Ѳеофана — безспорно.

В скорѣ послѣ своего пострига, отецъ Ѳеофанъ вмѣстѣ съ прочими новопостриженными посѣтилъ извѣстнаго лаврскаго старца іеросхимонаха Парѳенія.

О тецъ Парѳеній преподалъ имъ такое наставленіе: «Вотъ вы, ученые монахи, набравши себѣ правилъ, помните, что одно нужнѣе всего: молиться и молиться непрестанно умомъ въ сердцѣ Богу. Вотъ чего добивайтесь. И я съ молодыхъ дней этого искалъ и просилъ, чтобъ никто не мѣшалъ мнѣ пребывать непрестанно съ Богомъ».

О кончивъ курсъ обученія со степенью магистра, іеромонахъ Ѳеофанъ былъ назначенъ ректоромъ Кіево-Софійскихъ духовныхъ училищъ. Затѣмъ онъ былъ ректоромъ Новгородской духовной семинаріи, служилъ въ Санктъ-Петербургской духовной академіи профессоромъ и помощникомъ инспектора.

В ъ 1847 году отца Ѳеофана назначили членомъ новосозданной Русской духовной миссіи въ Іерусалимѣ. Пребываніе въ Святой Землѣ несомнѣнно оставило въ душѣ будущаго святителя свой благотворный слѣдъ. Въ 1853 году, въ связи съ началомъ Крымской войны, Русская духовная миссія была отозвана и возвратилась въ Россію.

В озведенный въ санъ архимандрита, отецъ Ѳеофанъ былъ назначенъ ректоромъ Олонецкой духовной семинаріи, но уже въ 1856 году былъ переведенъ настоятелемъ посольской церкви въ Константинополѣ.

В ъ 1857 году архимандритъ Ѳеофанъ былъ вызванъ въ Санктъ-Петербургъ для ректорства въ духовной академіи, и ему одновременно поручено было наблюдать за преподаваніемъ закона Божія во всѣхъ свѣтскихъ учебныхъ заведеніяхъ столицы.

9 мая 1859 года вышло высочайшее повеленіе о поставленіи архимандрита Ѳеофана во епископа Тамбовскаго и Шацкаго. 1 іюня того же года въ Троицкомъ соборѣ Александро-Невской лавры надъ архимандритомъ Ѳеофаномъ была совершена архіерейская хиротонія.

Н ачало своимъ архипастырскимъ трудамъ, епископъ Ѳеофанъ положилъ на Тамбовской каѳедрѣ. Кромѣ исполненія обычныхъ архипастырскихъ обязанностей, епископъ Ѳеофанъ устроилъ въ Тамбовѣ епархіальное женское училище. Въ этотъ же періодъ святитель познакомился съ уединенной Вышенской пустынью и навсегда полюбилъ ее.

Л ѣтомъ 1863 года епископъ Ѳеофанъ былъ переведенъ во Владиміръ, гдѣ прослужилъ три года. Здѣсь онъ тоже открылъ женское епархіальное училище. Владыка часто служилъ, много ѣздилъ по епархіи, постоянно проповѣдывалъ, возобновлялъ храмы, и всѣмъ сердцемъ жилъ со своими пасомыми, дѣля съ ними радость и горе.

О сенью 1860 года въ Тамбовѣ были страшные пожары. Большимъ утѣшеніемъ для тамбовчанъ стали дышащія любовью проповѣди епископа Ѳеофана. Эти рѣчи, по силѣ, сердечности и одушевленію, напоминаютъ слова въ подобныхъ случаяхъ святителя Іоанна Златоуста.

В ъ 1861 году епископъ Ѳеофанъ присутствовалъ при открытіи мощей святителя Тихона Задонскаго. Епископъ Ѳеофанъ съ дѣтства очень любилъ святителя Тихона, поэтому, когда пришло его прославленіе, то радости епископа Ѳеофана не было конца.

В ъ 1866 году, согласно поданому прошенію, епископъ Ѳеофанъ былъ уволенъ отъ управленія Владимірскою епархіей и опредѣленъ настоятелемъ въ Вышенскую пустынь, но вскорѣ, по новому его прошенію, онъ былъ освобожденъ и отъ управленія пустынью, причемъ за нимъ оставлено было помѣщеніе до кончины въ занимаемомъ имъ флигелѣ, съ правомъ служенія по его желанію.

Ч то побудило епископа Ѳеофана удалиться въ затворъ?

Б езусловно — воля Божія. Онъ былъ изъ тѣхъ Божіихъ избранниковъ, чья дѣятельность мало видна при жизни; съ виду кажется, что они не дѣлаютъ ничего особеннаго для Церкви и народа. Но ихъ силы устремлены въ глубину, а не въ ширину. Ихъ духовные труды, ихъ потаенныя молитвы и слезы, быть можетъ, спасаютъ Церковь и народъ отъ многихъ страшныхъ бѣдъ. Но обо всемъ этомъ вѣдаетъ одинъ только Богъ.

У знавъ жизнь, проникнувшись къ людямъ сострадательной любовью, святые уходятъ въ затворъ, унося туда эту любовь, а отнюдь не презрѣніе къ міру, какъ думаютъ нѣкоторые. Въ благословенномъ уединеніи святые ведутъ жестокую невидимую брань съ духами злобы, молятся о спасеніи своей души и о всемъ страждущемъ человѣчествѣ и постепенно, по милости Божіей, достигаютъ состоянія обоженія и богоподобія.

И менно къ такимъ людямъ принадлежалъ и епископъ Ѳеофанъ.

У даляясь съ каѳедры, епископъ Ѳеофанъ больше всего думалъ о спасеніи своей души путемъ совершеннаго посвященія каждой мысли Богу. Кромѣ прочаго, святитель чувствовалъ, что можетъ сказать своими книгами много важнаго и въ то время еще почти никѣмъ не сказано. Будущее показало, что затворъ укрылъ владыку Ѳеофана только лишь отъ излишней молвы и суеты, но онъ не помѣшалъ ему нести, своего рода, общественнаго служеніе для христіанскаго міра.

24 іюля 1866 года, въ воскресеніе, произошло прощаніе епископа Ѳеофана съ паствой. Началась двадцативосмилѣтняя затворническая жизнь.

П ервыя шесть лѣтъ владыка ходилъ ко всѣмъ службамъ. Въ праздники онъ обыкновенно служилъ. Но съ 1872 года епископъ Ѳеофанъ прекратилъ всѣ сношенія съ людьми, кромѣ настоятеля и духовника. Въ монастырскую церковь онъ больше не ходилъ, а устроилъ собственными руками у себя въ комнатахъ малую церковь во имя Богоявленія Господня. Съ тѣхъ поръ, въ теченіе десяти лѣтъ преосвященный затворникъ служилъ литургію въ этой церкви каждый воскресный и праздничный день, а въ послѣдующія одиннадцать лѣтъ — ежедневно. Служилъ онъ въ полномъ одиночествѣ, иногда молча, а иногда и пѣлъ.

Ж ивя въ благомъ уединеніи, владыка все болѣе преображался и становился земнымъ ангеломъ и небеснымъ человѣкомъ. Когда къ нему приходили по дѣлу, то онъ, сказавъ нужное, уже болѣе не говорилъ и погружался въ молитву. Тѣлу своему онъ давалъ лишь необходимое.

В се свое жалованіе и поступавшія пожертвованія епископъ Ѳеофанъ разсылалъ бѣднымъ, оставляя себѣ небольшую сумму на покупку книгъ. Съ изданій своихъ, быстро расходившихся, онъ не получалъ ничего, стараясь только, чтобъ они были подешевле. Въ рѣдкія минуты, свободныя отъ молитвы, чтенія или писанія, владыка занимался рукодѣліемъ. Онъ хорошо писалъ иконы, владѣлъ рѣзьбой по дереву и зналъ слесарное дѣло.

Е жедневно епископъ Ѳеофанъ получалъ отъ двадцати до сорока писемъ, и всегда отвѣчалъ на нихъ. Всѣ письма были непростыя, почти каждое заключало въ себѣ мольбу о помощи. И святитель съ любовью отзывался на эту мольбу.

П ребывая въ затворѣ владыка значительно преуспѣлъ въ дѣланіи непрестанной молитвы. Своимъ опытомъ онъ щедро дѣлился съ вопрошавшими. Вотъ одно изъ его наставленій о молитвѣ Іисусовой: «Въ сокращенномъ словѣ она говорится такъ: «Господи, помилуй»; «Господи Іисусе Христе, помилуй мя грѣшнаго», а въ полномъ такъ: «Господи Іисусе Христе, Сыне Божій, помилуй мя грѣшнаго». Въ началѣ она произносится большею частію принужденно и неохотно, и по мѣрѣ упражненія и себя въ ней принужденія, если только есть рѣшительное намѣреніе посредствомъ молитвы съ помощью Божіей благодати умалить всестороннія страсти, она отъ частаго въ ней упражненія, по мѣрѣ умаленія страстей. будетъ дѣлаться легче, пріятнѣе и желательнѣе. При устной молитвѣ должно стараться держать разумъ въ словахъ молитвы, говорить неспѣшно, все вниманіе сосредоточивая въ мысляхъ, выражаемыхъ словами, а когда умъ будетъ увлекаться въ постороннія мысли, безъ смущенія опять вводить его въ слова молитвы. Неразсѣянность уму дается не скоро и не тогда какъ захотимъ, а когда смиримся и когда Богъ благоволитъ. Сей Божій даръ временемъ не опредѣляется, ни количествомъ молитвъ, а сердечнымъ смиреніемъ и Христовою благодатію и всегдашнимъ себя къ ней понужденіемъ. Изъ устной внимательной молитвы бываетъ переходъ къ молитвѣ умной, которая называется такъ тогда, когда однимъ умомъ къ Богу устремляемся или зримъ Бога. ».

В ъ послѣдніе годы у владыки значительно ухудшилось зрѣніе, но это не стало помѣхой его сочинительской и писательской дѣятельности. Въ прежнемъ строгомъ чинѣ было распредѣлено время въ теченіе дня.

В ъ послѣдній день свой земной жизни, 6 января 1894года, послѣ полудня святитель Ѳеофанъ еще занимался писательскимъ трудомъ. Въ половинѣ пятаго дня, келейникъ заглянулъ въ его комнату и увидѣлъ, что святитель почилъ о Господѣ. Онъ лежалъ на кровати. Лѣвая рука его покоилась на груди, правая была сложена какъ для архіерейскаго благословенія. Когда святителя Ѳеофана облачали въ епископскія ризы, лицо почившаго озарилось радостной улыбкой.

С вятитель былъ погребенъ въ Казанскомъ соборѣ обители. Послѣ прославленія святителя Ѳеофана въ Россіи въ 1988 году его мощи были обрѣтены и положены въ спеціальную раку Сергіевскаго храма деревни Эммануиловки, находящейся недалеко отъ Успенскаго Вышенскаго монастыря.

Ц ерковно-литературное наслѣдіе святителя Ѳеофана явилось цѣннѣйшимъ вкладомъ въ духовную сокровищницу Православія.

В ъ своихъ книгахъ и письмахъ святитель Ѳеофанъ говорилъ о духовныхъ вещахъ, исходя изъ личнаго опыта и обширныхъ богословскихъ познаній. Его произведенія отличаются отточенностью мысли, систематичностью, ясностью, свѣжестью, глубиной и задушевностью. Нравственно-аскетическіе труды святителя охватываютъ практически всѣ области христіанской жизни. Сочиненія святителя составлены въ формѣ богословскихъ изслѣдованій и лекцій, гомилетическихъ словъ и бесѣдъ, писемъ и дневниковыхъ записей.

Т воренія святителя Ѳеофана можно раздѣлить на три основныя группы: 1) экзегетическія сочиненія, 2) нравственно-аскетическія и полемическія сочиненія и 3) переводы.

К ъ экзегетическимъ произведеніямъ святителя относятся: Толкованія на посланія апостола Павла, толкованія псалмовъ 33-го и 118-го. Сюда также могутъ быть отнесены сочиненія: «Мысли на каждый день года по церковнымъ чтеніямъ изъ Слова Божія», «Притча о неправедномъ приставникѣ», «Уроки изъ дѣяній и словесъ Господа Бога и Спаса нашего Іисуса Христа» и другія. Экзегетическія толкованія и размышленія святителя Ѳеофана чрезвычайно интересны, глубоки и не схоластичны. Они существенно обогатили русскую библеистику.

К акъ примѣръ нравственно-аскетическихъ и полемическихъ трудовъ святителя приведемъ слѣдующія сочиненія:

а) нравственно-аскетическія: «Начертаніе христіанскаго нравоученія», «Что есть духовная жизнь и какъ на нее настроиться», «Путь ко спасенію (очеркъ аскетики)», «О совершенномъ обращеніи къ Богу отъ прелестей міра и грѣха», «О покаяніи, причащеніи Святыхъ Христовыхъ Таинъ и исправленіи жизни», «Святоотеческія наставленія о трезвеніи и молитвѣ», а также многочисленныя статьи, размышленія и проповѣди, широко публиковавшіяся въ дореволюціонной печати. Сюда же можетъ быть отнесено обширное эпистолярное наслѣдіе. собранное и изданное уже послѣ кончины епископа Ѳеофана, — «Собраніе писемъ» въ восьми выпускахъ;

б) полемическія и апологетическія: «Нѣкоторыя предостереженія православнымъ христіанамъ», «Душа и Ангелъ не тѣло, а духъ», «Письма къ одному лицу въ Санктъ-Петербургѣ по поводу появленія тамъ новаго учителя вѣры» и такъ далѣе.

К ъ переводнымъ трудамъ святителя Ѳеофана относятся: «Добротолюбіе» въ пяти томахъ, «Древніе иноческіе уставы», «Невидимая брань», «Слова преподобнаго Симеона Новаго Богослова» и другіе. Весьма важнымъ вкладомъ въ духовную жизнь русскаго общества явился переводъ на русскій языкъ аскетическаго святоотеческаго сборника «Добротолюбіе».

В ъ совѣтское время труды святителя Ѳеофана въ Россіи не переиздавались, зато они были многократно издаваемы въ русскомъ зарубежьѣ, въ частности, издательствомъ Свято-Троицкаго монастыря въ Джорданвиллѣ, США. Съ паденіемъ же въ Россіи безбожнаго коммунистическаго режима, творенія святителя Ѳеофана выдержали множество переизданій и сдѣлались излюбленнымъ духовнымъ чтеніемъ русскихъ православныхъ христіанъ.

11/24 октября 2000 года Архіерейскій Соборъ Русской Православной Церкви Заграницей, почитая подвижническій подвигъ вышинскаго затворника, цѣня его учительскій авторитетъ, а также учитывая сохранность мощей, принялъ рѣшеніе о канонизаціи епископа Ѳеофана (Говорова), какъ Затворника Вышинскаго. Память святителя Ѳеофана рѣшено совершать въ день его рожденія 10/23 января.

Источникъ: Святителъ Ѳеофанъ (Говоровъ), Затворникъ Вышинскій (Краткое житіе). // «Православная жизнь». Ежемѣсячное приложеніе къ журналу «Православная Русь». — Jordanville, 2001. — № 6 (617). — С. 19-25.
© Holy Trinity Monastery, Jordanville.

Жизнь и труды Феофана Затворника

В истории Русской православной церкви найдется немало примеров людей, которые посвятили себя Богу и внесли огромный вклад в расцвет православия, после чего были возведены в лик святых. Не стал исключением и Феофан Затворник — аскет, ученый, богослов и просто истинный христианин, который во всем следовал заповедям Божьим.

Житие святого

Местом рождения будущего святого стала небольшая деревня Чернавка, что в Орловской губернии. Мальчик появился на свет 10 января 1815 года. Назвали его Георгием. Родители ребенка были очень благочестивыми и верующими людьми. Отец, Василий Тимофеевич Говоров, являлся священником в приходской церкви той же деревни. Мать, Татьяна Ивановна, выросла тоже в священнической семье, где воспитывалась в строгости и любви к православной вере. Она была человеком с чутким добрым сердцем и кротким характером.

О других святых:

С раннего детства мать и отец приобщали сына к церковной жизни. Василий Тимофеевич часто брал его с собой во Владимирскую церковь, где Георгий с удовольствием участвовал в процессе богослужения, оказывая помощь в алтаре или на клиросе. В семье еще было три сына и три дочери.

Начальное обучение сыну родители дали дома. Глава семьи следил за ходом обучения и проверял домашние задания, а Татьяна Ивановна обучала основам грамоты. С малых лет Георгий проявлял неординарные умственные способности и отличался тягой к новым знаниям. Это замечали все в близком окружении. При этом характер у него был кроткий, сердце доброе и чувствительное.

Период обучения

Продолжил обучение Георгий в Ливенском духовном училище. Учеба давалась ему легко, поэтому он благополучно окончил заведение через шесть лет и был принят в Орловскую духовную семинарию.

Все годы учебы молодой человек оставался на хорошем счету у преподавательского состава. Особый интерес у него вызывали философия и психология. Курс по философии он даже изъявил желание пройти еще раз. Окончив семинарию, Георгий втайне мечтал попасть в Киевскую духовную академию, но не надеялся, что ему это удастся. Поэтому начал уже присматривать какой-то приход. И каково же было его удивление, когда по ходатайству епископа Орловского Никодима, Георгия отправили в числе еще нескольких студентов учиться за казенный счет в ту самую академию.

Как и в предыдущие годы, студент с большим усердием и прилежанием постигал преподаваемые в академии науки. Преподавательский коллектив состоял сплошь из высокодуховных и очень образованных людей. Атмосфера в академии царила соответствующая. Это очень благотворно влияло на становление личности будущего святителя.

Как раз на этом этапе проявился писательский талант Георгия. Он часто искал уединения в Киево-Печерской лавре для молитвы. Воспоминания о святом месте на всю оставшуюся жизнь запечатлелись в памяти Георгия, исполненные теплоты. Он говорил, что, попадая в лавру, попадаешь в другой мир.

Тогда же молодой человек всерьез задумался о посвящении себя монашескому подвигу.

Приобщение к монашеству

Прошение о постриге в монахи было подано руководству учебного заведения в 1840 году. Спустя год преосвященный Иеремия, занимавший пост ректора академии, совершил чин, вследствие чего Георгия нарекли новым именем Феофан (в честь Феофана Исповедника). Уже весной его возвели в иеродиакона, а спустя пару месяцев — посвятили в иеромонахи. Окончив академию, Феофан защищает диссертацию и получает степень магистра.

В 1841 году иеромонах Феофан получает свое первое назначение в качестве ректора Киево-Софийского духовного училища. Здесь он, помимо выполнения своих прямых обязанностей, обучает студентов латинскому языку. В свободное от работы время много внимания уделяет литературе духовного жанра, среди которой большую часть занимают труды святых отцов.

На следующий год Феофана назначают на другую должность, и он перебирается в Новгород для возглавления местной духовной семинарии. Отец Феофан преподает такие дисциплины, как логика и психология. Несмотря на любовь к науке, святитель всегда акцентировал внимание студентов на том, что «во главе угла» должна быть не сухая научность, а умная молитва в сердце. Эту истину он усвоил еще во времена своего обучения в Киевской духовной академии, когда посетил благочестивого старца Парфения.

Но в Новгороде иеромонах задержался недолго. В 1844 году, с благословения церковного начальства, его вновь перевели, теперь на должность преподавателя духовной академии в прекрасном городе Санкт-Петербурге. Через год последовало повышение по карьерной лестнице, и Феофан уже числился как помощник инспектора данного учебного заведения.

Как и прежде, святитель очень ответственно подходил к исполнению своих обязанностей, но в его душе поселилось новое желание — уединиться для полной отдачи себя Богу. Поэтому преподавательская деятельность начала тяготить Феофана. Видимо, по промыслу Божьему, святителю представилась уникальная возможность сменить род занятий.

Служение в Иерусалиме

В 1846 году формировалась Русская Православная Миссия, задачей которой было направиться в Иерусалим.

Феофан не без энтузиазма принял предложение войти в состав этой миссии. Так, уже в 1847 году, в октябре месяце все члены организации отправились в Палестину, а в феврале их уже встречали в Иерусалиме. Пребывая на Ближнем Востоке, Феофан значительно повысил уровень владения греческим и французским языками. Взялся за освоение еврейского и арабского. Активно углубился в изучение основ других религиозных конфессий, чтобы обоснованно освящать их положительные и негативные стороны.

Немалый интерес для него представляли древние святые рукописи, которые он читал в оригинале. В целом этот период оказался довольно плодотворным. Но коррективы внесла Крымская война.

Посвящение в архимандриты

С началом военного конфликта миссию отозвали, и все священнослужители, входившие в ее состав, вынуждены были вернуться на родину. Путь пролегал через страны Европы. И здесь Феофан не упустил возможности почерпнуть для себя что-то новое. Природная жажда новых знаний не иссякла в нем до самых последних дней жизни.

  • В Италии святитель ознакомился с произведениями искусства великих мастеров, посетил многие музеи.
  • В Германии его заинтересовала манера преподавательского процесса основных дисциплин в учебных заведениях, в частности, богословия.

Возвращение в Россию для отца Феофана ознаменовалось посвящением в сан архимандрита и направлением в Санкт-Петербургскую академию для преподавания канонического права. Затем архимандрит назначается ректором Олонецкой духовной семинарии. Здесь он взял на себя обязательства по руководству строительными работами, которые проводились в рамках кампании по обустройству заведения.

В 1856 году святителю поступило предложение возглавить Православную посольскую церковь в Константинополе, переживающую не самые лучшие времена. Дело в том, что между греками и болгарами разгорелся конфликт из-за желания последних вести службы в храмах на родном языке и назначать в священнослужители представителей из болгарского народа. Однако Константинопольский патриархат не хотел идти на уступки. Отец Феофан, искренне желавший помочь болгарам в их проблеме, снискал большую любовь и уважение со стороны этого этноса. Но, благодаря своим дипломатическим качествам, он продолжал находиться в хороших отношениях и с греками, и с членами посольства, в котором пребывал с миссией.

О православной молитве:

В дальнейшем святителем был составлен подробный отчет касательно сложившейся ситуации, который имел важное значение для болгар, когда их вопрос рассматривался Священным синодом Русской православной церкви.

В 1857 году Феофана вызвали в Петербург с целью назначения его ректором духовной академии. К тому времени святитель уже приобрел известность в широких кругах и снискал большое уважение за свои аскетический взгляды и образованность.

А через два года состоялось посвящение архимандрита в сан епископа Тамбовского и Шацкого.

Епископское служение святого Феофана Затворника

Свои обязанности епископа отец Феофан исполнял с ревностно и с полной самоотдачей. Благодаря его неуемной энергии и таланту руководить, были открыты многочисленные школы и училища в епархии. Он часто разъезжал по области с целью личного знакомства и общения с паствой.

На заметку! При нем начал издаваться вестник «Тамбовские епархиальные ведомости».

И, хотя святитель очень многое делал для епархии, его все чаще одолевали мысли о затворничестве.

В 1863 году церковным руководством было принято решение о перемещении епископа на новую кафедру. Феофан приезжает в город Владимир-на-Клязьме, где разворачивает не менее активную деятельность по открытию приходских школ и других образовательных учреждений.

Здесь также начинают издавать «Владимирские епархиальные ведомости». Епископ участвовал в богослужениях, много проповедовал. В 1866 году святитель Феофан подал прошение в Синод об отстранении его от руководства епархией. После длительного рассмотрения и доводов епископа, просьба все же была удовлетворена.

Феофан выбрал для уединенного образа жизни Вышенскую пустынь, куда его назначили настоятелем. Однако и настоятельство тяготило святителя, в связи с чем от него последовала новая просьба о снятии с него данных полномочий.

Период затворничества

Начиная с 1872 года, святитель начал жить в затворе. В его келью попадал очень ограниченный круг людей. Сам святой отец всегда был занят либо молитвой, либо трудом. Он организовал у себя в комнате небольшую домовую церковь, где регулярно служил Божественную Литургию.

Свободное время посвящал разбору переписки, изучению святоотеческих трудов, чтению. Не чужд был ему и физический труд. Феофан занимался иконописью, сам шил себе одежду, вырезал по дереву. Большую часть своей пенсии отправлял нуждающимся, себе же оставлял самую малость на основные нужды.

Умер Феофан Затворник 6 января 1894 года. Его тело захоронили в Казанском соборе Вышенской пустыни.

Днями памяти и почитания святого считаются:

  • 10 января — рождение святого;
  • 16 июня — перенесение мощей Феофана Затворника.

Творческое наследие

Святой оставил богатое литературное наследие после себя, посвященное проблематике нравоучения, толкования Священного Писания, догматики. Также осталось много писем. Среди всех трудов особого внимания заслуживают следующие:

  • Начертание христианского нравоучения;
  • Внутренняя жизнь. Избранные поучения;
  • Как начинается в нас христианская жизнь;
  • Толкования к посланиям в Новом Завете;
  • Письма о духовной жизни и т. д.

Все годы затворничества святой Феофан посвятил служению Православной церкви, что выражено в его сочинениях.

Этот человек незаурядного ума и большой души в свое время очень вдохновлялся примерами других святых отцов церкви, таких как Тихон Задонский. Феофан Затворник был и остается примером для всех верующих христиан. А канонизация только подтверждает этот очевидный факт.

Феофан Затворник Вышенский

Содержание:

Детство Феофана Затворника

Будущий святитель Феофан Затворник Вышенский родился в 1815 году. Его семья жила в селе Чернавске Елецкого уезда. Детей в семье было пятеро. Отец – Василий Говоров – был священником в местном храме. Односельчане утверждали, что фамилия у них была «говорящая» – нередко они собирали за своим столом всех родственников и друзей и вели долгие беседы.

На следующий день после рождения младенца крестили Георгием. Восприемником стал его родной дед – тоже священник. С детства Егорушка, как звали мальчика в семье, рос весьма голосистым ребенком, резвым, непоседливым и любознательным. Наблюдал за природой, был заводилой в играх крестьянских детей. Все родственники и соседи знали, что за Егором нужен глаз да глаз: уж очень проказливым он был. То вымажется в грязи перед поездкой в гости, то перья из хвоста птички, сидящей в клетке, выдернет под впечатлением от сказок о Жар-птице, то в конюшню проберется и начнет хлыстом гонять маленького жеребенка. Та проделка едва не стоила ему жизни – уж очень происходящее возмутило маму-лошадь. После этого случая ребенка прозвали отчаянной головой.

Когда мальчику исполнилось шесть лет, родители начали обучать его грамоте. Занимались по азбуке, читали Псалтирь и Часослов, изучали Священную историю. Писать учились, переписывая славянские тексты. Отец объяснял, что они «питают ум и сердце». Он был очень способным учеником. Легко усваивал весь материал, схватывал буквально на лету и убегал к своим друзьям. Отвечал уроки всегда на «отлично», и отец нередко ставил его в пример старшим детям.

Отцовское пророчество

Несмотря на свою резвость, Егор очень любил бывать в храме. Нередко ходил вместе с отцом на службу, подпевал дьячкам на клиросе, прислуживал отцу в алтаре, а более всего обожал подниматься на колокольню и звонить к службе. Иногда мальчик подолгу задерживался наверху: ему нравилось осматривать окрестности – соседние села, реку – с высоты птичьего полета. Однажды, засмотревшись так на родные просторы, Егорушка потерял счет времени. Не заметил, как закончилась служба, разошлись из храма молящиеся. Сторож погасил свечи и запер храм и колокольню.

Можно было позвать на помощь, но мальчик решил иначе: он быстро схватился за веревку, протянутую от колокола к земле, и съехал по ней вниз. Выжил он чудом. Только руки, разумеется, сильно поранил. Когда Егор дошел до дома и рассказал родителям о своем приключении, отец, лишь вздохнув, произнес: «Ну, Егорушка, ты будешь звонарем или архиереем!»

Пророчество священника сбылось – его сын стал, как сказано в жизнеописании святителя Феофана Затворника, «по воле Божией одним из выдающихся учителей Церкви Христовой – святым “звонарем”, слово которого, как колокол, будит души людей и приводит их спасительным путем к Богу».

Когда мальчику исполнилось девять лет, родители отправили его в Ливны – в уездное духовное училище. Оно открылось через два года после рождения Егора. Перед отъездом сына отец Василий отслужил напутственный молебен перед древней иконой Владимирской Божией Матери, моля ее о покровительстве Егору в обучении.

Феофан Затворник – это выдающийся церковный деятель. Еще учась в Киевской духовной академии, он принял решение принять постриг. Закончив учебу, он стал преподавать психологию и логику. Затем возглавлял миссии в Иерусалиме. Там он изучал иностранные языки, познакомился с трудами древних философов и церковных деятелей прошлого, увлекся живописью и иконописью.

Позже Феофану довелось возглавить Посольскую церковь в Константинополе. Там он прослужил год, и в 1857-м получил новое назначение – на должность ректора Санкт-Петербургской духовной академии. Через два года Феофан получил сан епископа и возглавил одну из самых обширных кафедр – Тамбовскую. Свою работу в епархии он начал со знакомства с монастырями и храмами. Так, в одну из поездок, епископ отправился в Вышу. Эта обитель запала ему в душу. В одном из писем Феофан назвал ее «преутешительной и преблаженной».

Когда святитель подал в отставку, то испросил разрешения остаться жить в столь милом его сердцу Вышенском монастыре. Сначала он наравне с братией посещал службы и принимал посетителей, однако потом решил удалиться в полный затвор. Произошло это в Великий пост 1873 года.

«Ибо затвор что есть? – писал святитель. -То, когда ум, заключившись в сердце, стоит пред Богом в благоговеинстве и выходить из сердца или чем другим заниматься не хочет».

В своем уединенном жилье святитель устроил домовую церковь, где сам и служил. Иногда братьям удавалось уговорить его келейника пустить их тайком посмотреть на эти службы, но случалось такое не часто.

Читайте также:  Вера, Надежда, Любовь и мать их София: жизнь святых, день памяти, молитва
Ссылка на основную публикацию