Серафим Чичагов: житие святого, день памяти, молитва

Житие священномученика митрополита Серафима (Чичагова)

11 декабря – день памяти священномученика митрополита Серафима (Чичагова)

Митрополит Серафим (в миру Леонид Михайлович Чичагов) родился в 1856 г. Правнук знаменитого адмирала В.Я. Чичагова, одного из первых исследователей Северного Ледовитого океана и внук П.В. Чичагова, морского министра, главнокомандующего Черноморским флотом с 1811 г., Леонид был зачислен после окончания 1-й Санкт-Петербургской гимназии в Пажеский корпус. В 37 лет он получил звание полковника. Леонид Михайлович женился на Наталье Николаевне Дохтуровой, внучатой племяннице генерала Д.С. Дохтурова, героя Отечественной войны 1812 года.

Военная карьера не привлекала Леонида Михайловича, все чаще он задумывался о том, чтобы посвятить свою жизнь Богу. В 1891 г. он объявил, что уходит в отставку и избирает иной жизненный путь – священство. С благословения святого Иоанна Кронштадтского, духовным чадом которого был Леонид Михайлович, он был рукоположен в Москве в кремлевском Успенском соборе в сан священника и приписан к кремлевской церкви Двенадцати Апостолов. Позднее, отреставрировав храм во имя Святителя Николая на Старом Ваганькове, он стал служить в этом храме. В это время скончалась его горячо любимая супруга. Поручив четырех дочерей достойным воспитателям, отец Леонид ушел в Троице-Сергиеву Лавру, где принял иночество. В 1898 г. он был пострижен в мантию с именем Серафим, а вскоре возведен в сан архимандрита, назначен настоятелем Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря и благочинным монастырей Владимирской епархии.

Леонид Михайлович Чичагов с женой

Когда Леонид Михайлович стал священником, он занялся составлением «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря», которая явилась самым значительным трудом его жизни. «Летопись» была издана в 1896 г. Архимандрит Серафим преподнес ее императору Николаю II, что ускорило решение вопроса о прославлении преподобного Серафима Саровского.

По окончании «Летописи» архимандриту Серафиму было чудесное видение – к нему явился преподобный Серафим Саровский, поблагодарил за «Летопись» и повелел просить у него за этот труд все, что душа пожелает. Архимандрит Серафим ответил, что желает только одного – быть рядом с преподобным Серафимом. Преподобный Серафим улыбнулся в знак согласия и стал невидим.

Архимандрит Серафим (Чичагов)

В 1905 г. в Успенском соборе Московского Кремля архимандрит Серафим был хиротонисан во епископа Сухумского. В последующие годы святитель Серафим трудился на Орловской, Кишиневской, а затем Тверской кафедрах.

Архиепископ Серафим был избран членом Поместного Собора 1917–1918 гг. После Собора был возведен в сан митрополита с назначением в Варшаву. Но туда митрополит Серафим отъехать не смог из-за развернувшихся революционных событий. Владыка поселился в Черниговском скиту около Троице-Сергиевой Лавры.

Владыка Серафим (Чичагов)

В 1921 г. его заключили в Таганскую тюрьму, а в 1922 г. приговорили к ссылке в Архангельскую область. В Архангельске митрополит пробыл до 1923 г., после чего ему было разрешено переехать в Москву, но ни в каких церковных делах участия не принимать. Через год митрополит вновь был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму. Патриарх Тихон подал прошение властям об освобождении из тюрьмы престарелого и больного митрополита Серафима. Владыка был освобожден из-под стражи и поселился в Воскресенском Феодоровском женском монастыре около города Шуи Владимирской области. Два года прожил владыка Серафим в монастыре, и все сестры полюбили его за доброе и отзывчивое сердце.

В 1928 г. митрополит Серафим был назначен управляющим Санкт-Петербургской епархией и отбыл в Петербург. Свою первую литургию он совершил в Преображенском соборе, где когда-то был старостой. В Петербурге владыка прослужил пять лет, а в 1933 г. был отправлен на покой и переехал в Подмосковье (сначала в Малаховку, а затем на станцию Удельная). Здесь, на даче, больного митрополита посещали духовные дети. Многие православные люди прибывали в Удельную из других областей и приходили к владыке за советами, наставлениями и благословением. Ночи владыка проводил в бдении и молитвах ко Господу. Часто обращался он к преподобному Серафиму Саровскому, вспоминая его чудесное явление.

Митрополит Серафим (Чичагов)

В 1937 г. участились аресты духовенства, и митрополит Серафим готовился пострадать за Христа. Владыку арестовали 30 ноября 1937 г. Митрополиту было в это время 84 года, он был очень болен и не мог передвигаться без посторонней помощи. Владыку вынесли из дома на носилках и доставили в Таганскую тюрьму. 7 декабря митрополита Серафима приговорили к расстрелу.

9 декабря митрополит Серафим был расстрелян вместе с другими мучениками за Христову веру на полигоне НКВД в подмосковном поселке Бутово.

В 1997 г. Архиерейским собором Русской Православной Церкви причислен к лику святых как новомученик.

«Священномучениче отче наш Серафиме, моли Христа Бога о нас!»

ХРАМ СВЯТОЙ КНЯГИНИ ОЛЬГИ В ОСТАНКИНЕ

Мелодия как молитва. Священномученик Серафим (Чичагов)

Священномученик Серафим (Чичагов) был человеком многих талантов. Но мало кто знает о его недюжинном музыкальном и композиторском даре.

Святой композитор

Первые уроки игры на рояле Леонид Чичагов получил в детстве. Его мать, Мария Николаевна Чичагова, была одаренной пианисткой. Музыкальной грамоте обучали и в Пажеском корпусе, куда поступил Леонид. По свидетельствам очевидцев, он мастерски играл на рояле и с легкостью импровизировал. Приняв сан, будущий митрополит не только не расстался с музыкой, но стал духовным композитором и музыкантом. В истории Русской Православной Церкви это уникальный случай.

— Возможно, владыку Серафима к сочинению музыки подтолкнуло то, что во время пребывания на Кишиневской кафедре в 1908–1914 годах он был сильно разочарован местным пением, — рассказывает член Общества почитателей памяти священномученика митрополита Серафима (Чичагова) и игумении Серафимы (Чёрной-Чичаговой) Владимир Лёвушкин. — Владыка, когда однажды зашла речь о его музыкальных произведениях, выразился так: «Учусь я музыке неспроста, а в противовес порнографии, для проведения музыки в жизнь, в мир; у нас есть церковное пение, но нет духовного, своего, народного; поэтому, что пишу, то постепенно и ввожу».

Вероятно, владыка Серафим сочинял музыку и раньше, но после ареста и расстрела весь его архив был конфискован. До нас дошла только часть музыкального наследия, датированная 1905–1916 годами. И та была обретена чудесным образом.

Чудесная находка

О ярком музыкальном таланте владыки свидетельствовали многие люди, знавшие его лично. В их числе и внучка митрополита Серафима, первая настоятельница Новодевичьего монастыря игумения Серафима (Чёрная-Чичагова). Она провела вместе с дедом последние годы его жизни под Москвой, на даче близ станции Удельная, и вот как вспоминала о том времени: «Я всегда заставала деда играющим на фисгармонии или сочиняющим музыку… Я садилась на диван, поджимала ноги и делала вид, что занимаюсь. Но ничего похожего, конечно, не было, потому что музыка была такая, что оторваться от нее было невозможно. И вот, просидев так целый вечер неподвижно и слушая музыку, я набиралась такой Божией благодати, от него исходившей, что это очень трудно передать словами».

В 1999 году почитатели священномученика Серафима передали матушке Серафиме ноты с музыкальными произведениями ее деда. Старинный альбом, изданный в начале прошлого века в нотопечатне П. Юргенсона в Москве, был обнаружен на Светлой седмице в одном из нотных антикварных магазинов Петербурга. Альбом из двух тетрадей под названиями «Листки из музыкального дневника» и «Музыкальный дневник» состоит в общей сложности из 38 произведений для органа, фисгармонии и фортепиано, написанных в 1905–1912 годах.

Из «Музыкального дневника»

1. Утренняя заря.
2. Мир отнят злыми людьми.
3. Грустный ответ.
4. Одиночество.
5. Несение креста.
6. Элегия (Мой путь еще не окончен).
7. Искушение.
8. Сердечная тревога.
9. Тяжело всю жизнь терпеть обиды — незаслуженно, за правду, труд и искреннее чувство.
10. Нет правды. Неправда — отравляет жизнь, мучительна для сердца, точно сделалась потребностью людей, даже обманывают тех, которых сами любят.

В том же 1999 году в нотном отделе Государственной библиотеки был найден второй альбом «Духовно-музыкальные сочинения — Музыка и на неё слова архиепископа Серафима (Чичагова)», также отпечатанный у Юргенсона. Он содержит 15 вокальных произведений, созданных после 1912 года. Эти находки после века забвения вновь открыли для нас музыкальное творчество владыки Серафима (Чичагова).

Духовные романсы

Композиторское наследие священномученика Серафима делится на три части: это литургическая музыка, вокальные и фортепианные сочинения. В первую входят неизменяемые церковные песнопения: «Иже херувимы», «Слава в вышних Богу», «Благослови, душе моя, Господа», «Святый Боже», «Достойно есть» и другие. Их владыка положил на ноты. По времени появления эти произведения относятся к периоду пребывания владыки Серафима на епископской кафедре в Кишиневе. Там, стремясь поднять культуру церковного пения, он организовал духовно-просветительские беседы, на которых звучала и духовная музыка, в том числе и его собственная. По свидетельству современников, концерты имели у слушателей большой успех.

В Кишиневе владыка Серафим начал создавать и вокальную музыку: для сольного исполнения, дуэта, квартета и хора. Эти произведения восходят к жанру популярного в XIX веке религиозного романса. Тексты духовного содержания владыка писал сам. Других стихотворных сочинений митрополита Серафима до нас не дошло, и неизвестно, писал ли он стихи вне музыкального оформления. «Когда на небе заря зажжется», «Моя молитва», «О Мати Божия», «Душа изнемогла» — эти и другие романсы-молитвы сегодня помогают нам понять духовный мир святого. «Музыкальный дневник», в который вошли фортепианные произведения владыки, также носит сокровенный, исповедальный характер.

Материалы с сайта http://pocdk.ru/publikacii/melodiya-kak-molitva-svyashhennomuchenik-mitropolit-serafim-chichagov

    11 декабря, 2018 Святой дня | Праздник дня

Добавить комментарий Отменить ответ

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Митрополит Серафим Чичагов. Крестный путь «мракобеса»

«Не говорите, что вы любите Бога и ищете Царствия Его, если, просыпаясь поутру, прежде вспоминаете о делах и заботах, а потом благодарите Бога за прошедшую ночь и наступивший день! Никого вы не убедите, что живете правдой, когда прежде исполняете свои намерения, а потом просите у Бога помощи и успеха!»

Митрополит Серафим Чичагов

С митрополитом Серафимом Чичаговым меня познакомил… Христос. Босой, в хитоне, с распростертыми для объятия руками Он встречал – да и сегодня встречает – всех, входящих в храм Ильи пророка в Обыденском переулке. Когда я впервые переступила порог этой церкви, то так и застыла у дверей, не в силах отвести от Него глаза. «Что это за икона? Нигде такой не видела», – спросила я у худенькой пожилой женщины за свечным ящиком. «Этот образ написал митрополит Серафим Чичагов, – ответила она. – У нас в храме есть еще одна его икона – моление преподобного Серафима Саровского».

Образ, написанный священномучеником Серафимом (Чичаговым)

Про Серафима Саровского я тогда уже знала. Про Серафима Чичагова слышала впервые. Да и откуда? Тогда, в середине 80-х, Библию-то найти было проблемой, а уж воспоминания о каком-то митрополите-художнике…

«А почему он именно преподобного Серафима написал?» – допытывалась я у женщины за ящиком. «Так ведь благодаря ему преподобного и канонизировали». Началась служба, и продолжать разговор стало неудобно. Если бы я тогда знала, что отвечает мне его родная внучка – Варвара Васильевна Черная-Чичагова, ученый-химик с мировым именем, лауреат госпремии СССР…

Образ, написанный священномучеником Серафимом (Чичаговым)

«Собрать все сведения о нем и восстановить его живой образ в памяти русского народа сделалось главной целью моей жизни», – говорила она потом.

Но первая ее статья о дедушке выйдет в «Журнале Московской патриархии» только через четыре года…

Прорыв из света – к Свету

Ксерокопию книги митрополита Серафима «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря» удалось достать довольно быстро, а вот другие его труды – два тома «Медицинских бесед», «О возрождении приходской жизни», «Что является основанием каждой науки», «Доблести русских воинов» – опубликуют лишь через 10 лет. Но к тому времени я уже буду знать о нем довольно много.

Потомственный военный, выпускник Пажеского корпуса, сделавший блестящую военную карьеру, награжденный не то двенадцатью, не то четырнадцатью орденами, он в 1890 году неожиданно для всех вышел в отставку. Мало кто знал тогда, что еще за двенадцать лет до этого встреча с отцом Иоанном Кронштадтским перевернула сознание офицера-артиллериста. И все эти годы он изучал богословие и медицину, а уйдя в отставку, уехал в Москву и стал всерьез готовиться принять священнический сан, хотя к тому времени у него было уже четверо детей, а жена наотрез отказывалась превращаться из столичной дамы в московскую попадью.

Но в 1893 году сан он все-таки принял, а через два года, овдовел, и в том же году вышла его Серафимо-Дивеевская летопись. А потом, Чичагов – тогда еще отец Леонид – добился аудиенции у государя и передал ему эту книгу и просьбу посодействовать канонизации Саровского подвижника. Ему же, по повелению императора и определению Синода, и поручили подготовить канонизацию. К тому времени он уже принял монашество и был зачислен в братию Троице-Сергиевой лавры.

Читайте также:  Анна Кашинская: житие святого, день памяти, молитва

Потом было много назначений, пока в Успенском соборе Московского кремля его не рукоположили во епископа. «Когда (…) во мне открылось сознание, что Сам Господь требует от меня такой перемены в пути ради Его Божественных целей, что это необходимо для всей моей будущей жизни, для предназначенных мне еще испытаний и скорбей, для моего сораспятия Христу, – то несмотря ни на какие препятствия, поставленные мне миром, я исполнил святое послушание», – сказал он на своей хиротонии.

Борьба с равнодушием

Орловская, Кишиневская, Тверская кафедра… Еще в Орле владыка Серафим понял: не будет нормальной приходской жизни – катастрофа неизбежна.

«По моему убеждению, необходимо было все реформы начать с возрождения приходов, ибо, пока народная и общественная нравственность не улучшится и жизнь наша не будет согласована с верою, никакие свободы, новые узаконения и реформы не приведут к ожидаемому результату и благополучию. Без улучшения нравственности не могут кончиться испытания, ниспосланные Господом, и не начнется возрождение духовное. Духовное же возрождение России возможно только тем путем, каким совершилось ее духовное рождение, – писал он. – Равнодушие, отсутствие ревности по вере — вот что более всего страшит!»

И чтобы его епархия жила полноценной жизнью владыка Серафим, преодолевая сопротивление не только светской общественности, но и многих священников, учреждал церковно-приходские советы. А еще распространял духовную литературу и проводил собеседования среди… духовенства.

«Если проверить: многие ли прочли сочинения хотя бы епископов Игнатия Брянчанинова и Феофана Затворника, то окажется ничтожный процент (…) Несомненно, заботы о материальном обеспечении увлекают духовенство далеко в сторону от прямых задач его звания. И тем не менее во избежание печальной возможности стать отверженниками мира мы должны проститься с нашей ленью, апатией и равнодушием, начать интересоваться назревшими вопросами времени; должны чутко прислушиваться к ним, освещать их яркими лучами Христова учения и в этом освещении удовлетворять естественной пытливости наших прихожан, ожидающих от нас авторитетного руководства в духовной жизни», – утверждал он.

И еще: «Влияние на народ зависит от того: будет ли духовенство учить только словом или также делом».

В стране, втягивающейся в предреволюционную смуту, владыка Серафим буквально кричал: «Бью набат, стремясь к скорейшему возрождению приходской жизни… Трудно подымать духовенство, но мир поможет, если епископы будут жертвовать собой».

«Дедушка, который все время сидит по тюрьмам»

Когда началась Первая мировая, он занялся организацией госпиталей, санитарных поездов, помощи беженцам, собирал пожертвования для раненых. В феврале 1916-го его даже избрали членом Государственного совета от монашествующего духовенства.

А в апреле 1917-го как «церковного мракобеса и черносотенного монархиста» уволили с Тверской кафедры и – уже при большевиках, в декабре – вообще выслали из Тверской губернии. Тогда от быстрой расправы владыку Серафима спас патриарх Тихон: благодаря ему за несколько дней до разгона Поместного собора Синод успел утвердить назначение опального архиерея на Варшавскую кафедру, находившуюся на территории свободной от большевиков Польши. Вот только выехать туда владыка Серафим уже не смог – его просто не выпустили.

До 1921 года он жил в Черниговском скиту Троице-Сергиевой лавры. В январе 1922-го патриарх возвел его в сан митрополита, а весной ему заочно вынесли первый официальный приговор: «два года в Архангельском концлагере». Но арестовали почему-то только в конце сентября. В тюрьме владыка тяжело заболел, его выпустили, но потом все-таки выслали в Архангельскую область. Срок он отбыл, вернулся в Москву, но там его снова арестовали. Спас снова патриарх Тихон – он ходатайствовал за владыку в ОГПУ, и через пару месяцев того выпустили, но из Москвы велели уехать.

«С того момента, когда я уже что-то помнила, я знала, что у меня есть необыкновенный дедушка, который все время сидит где-то по тюрьмам. Вернулся он в Москву только в 1925 году, и с этого времени я с ним иногда общалась. После ссылок, лагерей и тюрем он в течение двух лет (1926 — 1928) находился в монастыре под Шуей. Дед мой там служил, он был хорошим музыкантом, он создал хор, проводил спевки. Я при всем этом присутствовала», – рассказывала его внучка, будущая первая настоятельница возрожденного Новодевичьего монастыря игумения Серафима.

«По каким-то ему одному ведомым причинам дедушка не давил на меня религиозно-духовным авторитетом: не заставлял ходить в церковь, читать богословские книги, исполнять молитвенное правило… По-видимому, он предоставлял мне полную свободу в выборе жизненного пути в те тяжелые годы, которые выпали на долю моего поколения», — писала она в своих воспоминаниях.

Высшая академия пастыря

В 1928 году митрополит Серафим получил назначение на Ленинградскую кафедру и возглавлял ее до 1933-го, даже когда при выдаче паспортов ему отказали в ленинградской прописке и вынудили перебраться в Тихвин. Это были годы фактического разгрома церкви: приходские храмы массово закрывались, большинство оставшихся заместителю патриаршего местоблюстителя митрополиту Сергию не подчинялись, монашескую жизнь в Ленинграде фактически ликвидировали…

Владыке Серафиму было уже сильно за 70, физически он сильно сдал, а, судя по ненависти к нему властей, новый арест был не за горами. В 1933-м Временный патриарший синод уволил его на покой, и последним его пристанищем стали две комнаты в дачном домике недалеко от станции Удельная под Москвой.

Жил владыка тихо, молился, много читал, сочинял церковную музыку, рисовал, писал иконы, из дома почти не выходил – из-за одышки и гипертонии он вообще с трудом двигался. Но у себя радушно принимал и иерархов, и друзей, и духовных детей, и родственников.

Почему люди так тянулись к этому немощному старику, общаясь с которым человек неминуемо привлекал к себе внимание «карающих органов»? Может потому, что он собственной жизнью подтверждал свои слова, сказанные задолго до революции: «Если пастырь не будет непрестанно действовать сердцем, не приучится о всем мыслить духовно, то он окажется никому не нужным. Высшая академия для пастыря — это угол, в котором висит икона и теплится лампада. В беседе с Богом научится пастырь непреложным истинам и правде как о настоящей, так и о будущей жизни».

А еще владыка Серафим умел о самом важном сказать так, что каждому становилось ясно – это о нем, и для него: «Непрестанная молитва есть наивысшая премудрость, и она не заключается в словах, в чтении вслух и в поклонах, в стоянии перед иконами, а требует только, чтобы мы везде и всегда памятовали о Боге, все предпринимали с мыслию о Нем, и все совершали во славу Божию ».

По вечерам «дедушка садился за фисгармонию — с ней он никогда не расставался — и играл или сочинял духовную музыку, а я сидела на диване, смотрела на него или читала и ощущала благодать, от него исходящую», вспоминала его внучка Варвара Васильевна Черная-Чичагова, которая тогда жила с ним в Удельной.

Самая трудная наука

Естественно, долго эта идиллия в те годы продолжаться не могла: 82-летнего архиерея обвинили в том, что он «проводит глубоко законспирированную контрреволюционную церковную деятельность – дает указания к переходу церкви на нелегальное положение», и в конце ноября 1937 года снова арестовали. А поскольку он был тяжело болен, в тюрьму его доставили на скорой помощи.

Один из свидетелей по его делу показал, что митрополит Серафим говорил: «Вы из истории хорошо знаете, что и раньше были гонения на христианство, но чем оно кончалось, торжеством христианства, так будет и с этим гонением — оно тоже кончится, и православная церковь снова будет восстановлена и православная вера восторжествует».

7 декабря 1937 года тройка НКВД по Московской области приняла постановление о расстреле митрополита Серафима, и 11 декабря на Бутовском расстрельном полигоне приговор был приведен в исполнение. Ближайшие родственники так и не узнали ни этой даты, ни места его захоронения.

Но остались сохраненные его духовными чадами слова владыки: «Евангелие и жизнь по Евангелию есть самая трудная наука, которую св. отцы называли наукою из наук. Представителю этой науки нельзя ни одного дня в жизни прекращать изучения ее, ибо только опыт жизни даст возможность уразуметь полноту и глубину Божественного откровения».

Священномученик Серафим Чичагов

В годы тяжёлых испытаний для Православной Церкви и христианского духа в русской земле воссияли истинные подвижники веры. Люди, подобные священномученику Серафиму Чичагову, служили примером стойкости и смирения. Деятельность митрополита Серафима вносила покой в христианские души и смятение в сердца гонителей.

Биография

Митрополит Серафим — уникальная личность, в которой объединились лучшие черты образованного аристократа и глубоко верующего православного христианина. Вся его светская и церковная деятельность была направлена на помощь нуждающимся людям и защиту православия.

Образование

Будущий святитель родился в 1856 г. в семье потомственных военных Чичаговых. Его отец Михаил Никифорович дослужился до звания полковника артиллерии. Представители дворянского рода приумножили славу семьи и Отечества на ниве военного дела и исследовательской деятельности в северных водах.

Маленького Леонида крестили в одном из приходских храмов российской столицы. В десятилетнем возрасте он потерял отца, но мать — Мария Николаевна — воспитывала своих детей в духе семейных традиций, что предопределило его выбор военной карьеры.

Образование мальчика началось в Первой Санкт-Петербургской классической гимназии. С 1870 по 1875 гг. обучался в Пажеском корпусе. По окончании престижного у дворян учебного заведения юноша получает военное звание подпоручика и отправляется в действующую армию. Одновременно с этим он становится слушателем Михайловской артиллерийской академии.

Военная служба

Военная карьера Леонида Михайловича началась в 1-й конно-артиллерийской бригаде. К началу русско-турецкой войны он находился в звании подпоручика. Во время военных действий проявил себя храбрым и смелым воином, за что получил множество русских и зарубежных наград. Талантливый аристократ быстро поднимался по карьерной лестнице, дослужившись к 35 годам до звания полковника.

Блестящий офицер проявлял себя не только на военном деле, но и в научно-литературном поприще. Он подготовил для печати биографии своих знаменитых родственников адмиралов, а также фундаментальный труд «Медицинские беседы», который обобщал его изыскания в области лечения заболеваний при помощи лечебных трав. К написанию труда его подтолкнули страшные картины человеческих страданий в годы войны на Балканах.

Начало духовного пути

Пережив военные действия Леонид понял, что военная карьера тяготит его. Он стал задумываться о возможности принятия духовного пути. Этими мыслями он поделился со своим духовником — отцом Иоанном Сергиевом, известным в истории православия под именем Иоанн Кронштадтский. Священник благословил мужчину на принятие священнического сана.

В 1890 г. полковник Чичагов ушёл в отставку и переехал вместе с семьёй в Москву. Его решение было неоднозначно воспринято ближайшими родственниками. Супруга, урождённая Наталья Николаевна Дохтурова, согласилась поддержать мужчину только после откровенной беседы с Иоанном Кронштадтским, который поведал ей, что Леонида Михайловича ждёт великая судьба.

В течение 3 лет мужчина самостоятельно изучал богословские науки и готовился к принятию сана. Долгожданное событие свершилось в феврале 1893 г. Радость была омрачена тяжёлой болезнью матушки Натальи. Она скончалась в начале 1895 г. Отец Леонид привёз её тело в Дивеевскую обитель и похоронил с благословения настоятельницы на местном кладбище. С этого времени он стал частым посетителем святого места.

В 1896 г. отец Леонид становится настоятелем храма во имя святого Николая Чудотворца в Старом Ваганькове. Небольшая церковь пустовала в течение 30 лет и находилась в обветшавшие состоянии. На собственные средства священник восстановил здание, часть внутренних росписей которого сделал собственными руками.

Интересно! В это же время он занялся написанием духовной музыки и приступил к главному труду своей жизни — составлению «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря».

«Летопись» была написана под впечатлением от разговора с блаженной старицей Пашей, лично знакомой с саровским чудотворцем. Она передала священнику слова дивеевского основателя о необходимости ходатайства перед государем об открытии его мощей и прославлении. Священник Леонид решил, что император Николай, являвшийся большим любителем духовной литературы, непременно оценит его труд и примет решение о канонизации преподобного мужа.

Монашество

Подробное знакомство с жизнью преподобного отца Серафима Саровского побудило священника принять ионическое служение. В 1898 г., после принятия пострига и имени Серафим, мужчина вступил в Троице-Сергиеву монашескую общину.

Вскоре он был назначен настоятелем Суздальского Евфимиева монастыря и возведён в сан архимандрита. Он занялся восстановлением старинной обители и параллельно выполнял обязанности благочинного монастырских владений Владимирской епархии.

Одним из важнейших дел этого периода жизни отца Серафима является подготовка прославления преподобного Серафима Саровского. После множества необходимых процедур и оживленной полемики в Священном Синоде было принято решение о канонизации основателя Дивеевского монастыря. Настоятелю Евфимиевой обители была поручена подготовка торжественных мероприятий, которые прошли в середине июля 1903 г. Он подготовил подробный церемониал открытия мощей и написал житие святого мужа.

Читайте также:  Флор и Лавр: житие святых, день памяти, молитва

Интересно: святитель Серафим Чичагов вспоминал, что однажды после радостного события, ему явился саровский чудотворец и благодарил за его труд. Божий угодник спросил, чем он может отблагодарить своего собрата и, получив в ответ просьбу всегда быть рядом со старцем, благожелательно улыбнулся и исчез. Это событие во многом определило дальнейшую судьбу монаха.

Архиерейское служение

В 1904 г. архимандрита Серафима назначили главой Воскресенского Ново-Иерусалимского ставропигиального монастыря. На этой должности он пребывал в течение года.

В конце апреля 1905 г. он был хиротонисан в епископа и отправлен для служения на Сухумскую кафедру. Он принял Иверскую землю в трудное время революционного подъёма, когда усилились течения еретиков и безбожников.

Архиерей приложил много усилий для противоборства им и очищения церковных рядов. Активная деятельность и принципиальная позиция импонировала членам Священного Синода. Через год сподвижника поставили во главе Орловской и Севской кафедры. Руководитель епархии приложил много усилий для возрождения духовной жизни во всех приходах вверенной ему епархии.

Он считал, что основой стабильной епархиальной жизни является развитие приходских общин, которые должны выполнять не только духовные и административно-хозяйственные функции, но и решать вопросы просветительского, социального и нравственного характера.

Важно! Главную роль в их организации отец Серафим отводил епископам и епархиальным священнослужителям, которые своим жертвенным подвигом и активной деятельностью должны укреплять дух и веру мирян.

Активная деятельность орловского архиерея послужила основанием для его назначения членом Святейшего Синода. При этом его перевели на Кишиневскую церковную кафедру. Прибыв в Бессарабию, епископ обнаружил полный упадок церковной жизни, возникший вследствие попустительства священнослужителей, стремящихся к занятию ключевых постов в епархиальной иерархии, а не к служению на вверенных приходах. Архиерей сосредоточил свои усилия на следующих мероприятиях:

  • созданию и укреплению приходских общин;
  • возрождение традиций строгой литургической жизни среди местного духовенства;
  • церковное просвещение мирян и клира.

В 1912 г. заслуги Кишиневского епископа были отмечены главой государства, с разрешения которого отец Серафим Чичагов получил сан архиепископа.

Деятельный священник участвовал и в общественно-политической жизни страны. Его дворянское происхождение определило направление его общественной деятельности. С 1905 г. он являлся активным участником Русского Собрания — старейшей монархической организации Российской Империи.

В марте 1914 г. архиепископ Серафим Чичагов занял должность главы Тверской и Кашинской епархии. В годы Первой мировой войны он ежедневно молился о победе русских воинов, организовывал госпитали для раненных солдат, приюты для осиротевших детей. Революционные события 1917 г. были встречены епархиальным главой отрицательно.

Но, оставаясь сторонником строго иерархического подчинения, он подчинился решению Священного Синода, поддержавшего Временное правительство. Позиция тверского архиерея настроила против него новые власти, при содействии которых участники местного епархиального съезда вынесли решение отстранить отца Серафима от управления епархией.

Решение было принято с минимальным перевесом голосов, при этом не учитывалось мнение членов 34 монашеских общин епархии, единодушно поддержавших архиерея. Синод продолжал считать сподвижника истинным главой епархии, но после большевистского переворота тверской совет рабочих и крестьянских депутатов вынес решение о высылке архиепископа с тверской земли.

В начале 1918 г. архиепископ Серафим Чичагов был назначен главой Варшавской православной епархии с возведением в сан митрополита. Но политическая и военная обстановка помешала святителю выехать на место нового назначения. Он поселился в Черниговском скиту, расположенной недалеко от Троице-Сергиевой Лавры.

Владыка спокойно жил в подмосковном городе до 1921 г. Но он был слишком уважаемым человеком и значимой фигурой в церковной иерархии, чтобы избежать советских репрессий. Против него было сфабриковано уголовное дело, в котором священника обвиняли в потенциальной антисоветской пропаганде в случае его выезда на Варшавскую кафедру.

В сентябре митрополит был помещён в Таганскую тюрьму. Его дочери просили смягчить участь престарелого монаха. Его отпустили в январе 1922 г., но уже в апреле вновь арестовали и отправили в ссылку в Архангельскую губернию.

В апреле 1923 г. владыке разрешили вернуться в Москву, но жизнь в суровом северном крае сильно подорвала старческое здоровье. Старец спокойно жил в столице, не участвуя в церковных и общественных событиях.

Новый арест произошёл через год. Престарелого священника обвиняли в подготовке и участии в канонизации преподобного Серафима Саровского. Его заставили давать разъяснения относительно событий двадцатилетней давности и заключили под стражу. За освобождение митрополита просил лично патриарх Тихон.

Прошение было проигнорировано, тем не менее священника освободили в июле 1924 г. Одновременно с этим всем православным церковным архиереям было приказано покинуть советскую столицу. Отец Серафим поселился в Воскресенско-Феодоровском женском монастыре, расположенном недалеко от города Шуя.

Интересно: находясь в отдалённом монастыре на покое, активный священник занимался устроением монастырского хора, написанием духовной музыки и святых изображений.

Последние годы жизни

В 1928 г. священнослужитель был призван для управления Ленинградской кафедрой. Он был возведён в сан митрополита. Владыка выступал за признание церковной власти патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия Страгородского и призывал к преодолению иосифлянского раскола. Старец лично проводил еженедельные воскресные службы и проповеди в разных городских приходах.

Благодаря его деятельности к 1933 г. в Ленинграде осталось всего два храма, поддерживающих митрополита Иосифа. На время правления митрополита Серафима пришлось время начала массового разорения и закрытия храмов.

В октябре 1933 г. владыка Серафим был отправлен на покой. Он поселился в Подмосковье на станции Удельная, где арендовал несколько комнат в дачном домике. С ним жили две монахини Воскресенского Феодоровского монастыря, которые в течение 7 лет сопровождали и помогали владыке.

Последние годы священника были наполнены покоем, который омрачали лишь физические болезни. Но уважаемого в народе батюшку не могли оставить в покое советские власти. В ноябре 1937 г. его арестовали по обвинению в контрреволюционном монархическом заговоре. В Таганскую тюрьму старика привезли в машине скорой помощи и заносили на носилках.

82-летний монах не признал ни одного обвинения. В декабре он был приговорён к расстрелу. Приговор был приведён в исполнение 11 декабря на печально известном полигоне в подмосковном Бутово. Похоронили святителя здесь же в неизвестной могиле.

Канонизация и память

В год празднования тысячелетия крещения Руси с отца Серафима были сняты все обвинения, он был полностью реабилитирован. После падения советского режима внучка святителя — Варвара Васильевна, в 1994 г. принявшая монашеский постриг под именем Серафима, занялась подготовкой материала для его канонизации.

Через 50 лет после мученической кончины один из самых уважаемых архиереев русской церкви начала XX века был причислен к лику святых. Соответствующее решение было принято собором архиереев Русской Православной Церкви. Одновременно с этим были утверждены тропарь, кондак и иконография священномученика.

Во имя митрополита Петроградского освящены три храма в следующих населённых пунктах:

  • район Южное Бутово (г. Москва);
  • город Лобня (Московская область);
  • город Санкт-Петербург (епархиальное управление).

Труды

Серафим Чичагов оставил после себя богатое духовное наследие. Его основу составляют следующие литературные произведения:

  • Архив адмирала П. В. Чичагова;
  • Дневник пребывания императора Александра II в Дунайской армии 1877–1878 г.;
  • Медицинские беседы;
  • Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря Нижегородской губернии Ардатовского уезда;
  • Житие преподобного Серафима, Саровского чудотворца.

Также известны два иконописных произведения, написанных святителем:

  • Христос в белом хитоне;
  • образ Серафима Саровского, молящегося у камня.

Помимо этого, деятельный монах являлся автором нескольких духовных музыкальных произведений.

Система оздоровления организма

С именем священномученика Серафима, митрополита Петроградского, связывают систему оздоровления организма. Её популяризатором является Ксения Кравченко. Она утверждает, что эта система была разработана священнослужителем, якобы имевшим медицинское образование.

Но биографы митрополита утверждают, что его именем прикрывается дилетант, не имеющий представления о медицине и использующий в своей работе сомнительные методы, угрожающие здоровью людей. Они отмечают, что «Медицинские беседы» — были трудом актуальным для своего времени и развития научных знаний об организме человека.

Важно! Богословы и медики призывают людей с осторожностью относиться к рекомендациям госпожи Кравченко.

Священномученик Серафим Чичагов — один из самых уважаемых священнослужителей Православной Церкви. Он был твердым поборником чистоты православия и подчинения строгому иерархическому устройству Русской Церкви. Существует легенда, что его мученическая смерть и канонизация были предопределены ещё в 1903 г., после видения преподобного Серафима Саровского.

День памяти священномученика митрополита Серафима Чичагова

День памяти священномученика митрополита Серафима Чичагова отмечается православными верующими 11 декабря. По старому стилю этот день приходится на 28 ноября. Священномученик Серафим, в миру Леонид Михайлович Чичагов, родился в 1856 году в семье военного, принадлежавшей к одному из наиболее знаменитых дворянских родов России.

После окончания Императорского Пажеского корпуса он принимал участие в балканской войне и под впечатлением пережитого стал задумываться над ставшими перед ним на войне со всей отчетливостью вопросами о смысле жизни и нравственной стороне страданий.

По возвращении с Балкан в Петербург он на определившихся для него путях ко Господу находит духовную поддержку у святого праведного отца Иоанна Кронштадтского, ставшего для будущего святителя непререкаемым авторитетом. В 1879 году Леонид Михайлович вступает в брак с Н. Н. Дохтуровой. В уклад своей семьи он сумел внести дух православного благочестия, это супружество возвышенностью взаимоотношений отличалось от обычных великосветских браков.

Будучи военным, Чичагов стремился претворить в своей жизни идеалы служения Богу и людям. Он состоял ктитором одного из военных храмов, разработал практику медицинского применения лекарственных трав, что давало возможность использовать их и в военно-полевых условиях. Интересовался Леонид Михайлович и богословскими науками.

Выйдя в отставку в чине полковника, в 1893 году Чичагов по благословению святого Иоанна Кронштадтского принимает священнический сан. Он служит в различных церквах Москвы и отдает все свои силы благоустроению храмов.

В 1895 году умирает его жена. Скорбя об утрате близкого человека и сосредоточившись на молитве, отец Леонид тянется в это время к монастырской жизни, что сказывается и на его творческих интересах: именно тогда он начинает составлять и поныне широко читаемую «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря». Это становится для него началом изучения жизни и подвигов преподобного Серафима Саровского.

В 1898 году отец Леонид Чичагов принимает постриг с именем Серафим и зачисляется в штат Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Вскоре он, уже в сане архимандрита, назначается настоятелем Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря. Будущий святитель продолжает работу над «Серафимо-Дивеевской летописью».

Постоянно ощущавший духовную поддержку преподобного, архимандрит Серафим решился обратиться с просьбой поставить вопрос о канонизации преподобного Серафима Саровского в Священном Синоде непосредственно к Государю Императору Николаю II, являвшемуся «верховным защитником и хранителем догматов господствующей веры».

В деле, представленном архимандритом Серафимом, Государь принял искреннее участие. Деянием Синода 1903 года Саровский старец Серафим причислен к лику святых Русской Православной Церкви.

Приняв участие в различных торжественных мероприятиях в связи с канонизацией преподобного в Сарове, свой окончательный вклад в его прославление архимандрит Серафим внес несколько позже, составив замечательный акафист преподобному, обогативший русскую традицию церковной гимнографии.

Так завершилось одно из самых значительных для архимандрита Серафима деяний его церковного служения, в котором великий подвижник и чудотворец преподобный Серафим Саровский оказался прославленным во многом благодаря молитвенным и пастырским трудам будущего святителя Русской Церкви священномученика Серафима.

В 1905 году архимандрит Серафим был хиротонисан во епископа Сухумского, а затем попеременно направлялся на Орловскую, Кишиневскую и Тверскую кафедры в сане архиепископа. Повсюду он проявлял себя в качестве ревностного устроителя приходских общин.

Несмотря на государственные изменения, происшедшие в 1917 году, Владыка Серафим продолжал активную церковную деятельность. Он участвовал на правах правящего архиерея Тверской епархии в Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1917-1918 годов, на котором возглавил Соборный отдел «Монастыри и монашество».

Изгнанный раскольниками со своей кафедры в конце 1917 года, святитель Серафим был назначен Святейшим Патриархом Тихоном на Варшавскую кафедру, вступить в управление которой не смог из-за разворачивавшихся в Польше военных действий. В 1921 году, когда он был уже в сане митрополита, его арестовали и приговорили к ссылке в Архангельскую область.

Вернувшись через год в Москву, митрополит Серафим вскоре опять был арестован: ему вменялось в вину прославление преподобного Серафима Саровского. А потом святитель вновь должен был покинуть Москву. Несколько лет он жил вдали от нее, в Воскресенском Феодоровском монастыре под Шуей, пребывая в молитве, раздумьях о судьбах России и Церкви и работая над второй частью «Серафимо-Дивеевской летописи».

В 1928 году он возвращается к делам церковного управления с назначением на Ленинградскую кафедру, где царил в то время дух смуты и церковного разделения, охвативший значительное число действовавших в Ленинграде православных приходов.

В своих проповедях Владыка Серафим призывает народ церковный к строго православной жизни, стремится духовно укрепить свою паству, побуждая прихожан усилить молитву, почаще причащаться Святых Христовых Тайн. В 1933 году 77-летний святитель, отдавший все силы служению в епархии, был уволен на покой.

Читайте также:  Григорий Богослов: житие святого, день памяти, молитва

Последние годы своей жизни Владыка Серафим провел на даче под Москвой. В деревенской тиши, в духовных размышлениях над богословскими и аскетическими сочинениями, в молитвенных бдениях святитель Серафим подводит итог своей жизни и готовится к встрече со Христом, преодолевая тяжелые недуги, молится о тех, кто забыл о Спасителе и гонит Его Святую Церковь.

Арестованный в ноябре 1937 года 82-летний старец, больной и немощный, был доставлен на носилках в Таганскую тюрьму. Он не признал предъявленных ему обвинений, держался мужественно. Был расстрелян 11 декабря 1937 года в деревне Бутово неподалеку от Москвы. Так завершилось святительское служение митрополита Серафима, стяжавшего мученический венец в конце своего исповеднического пути.

Именины:

Степан, Андрей, Иван, Тимофей, Николай, Григорий, Даниил, Федор, Константин, Павел.

Храм Новомучеников и Исповедников Российских в Строгино

Гимнография сщмч. митр. Серафима Чичагова (1937)

Молитва ко священномученику Серафиму

О великий и пречудный угодниче Христов, священномучениче Серафиме! Приими ныне нашу смиренную песнь благодарения и умоли Вседержителя Бога, в Нераздельней Троице прославляемаго, низпослати нам мир и благоденствие, да сохранится от разорения держава наша. Любовию и мудростию твоею люди российстии к единению соборному приведи и от ересей и расколов огради. Силою ходатайства твоего терпение в скорбех и болезнех нам низпосли. О всехвальный святителю Христов! Испроси у Всемилостиваго Бога подати нам прежде конца покаяние, да сподобимся с тобою зрети лица Его доброту неизреченную, воспевающе Отца и Сына и Святаго Духа во веки. Аминь.

Акафист священномученику Серафиму (Чичагову), митрополиту Петроградскому

Кондак 1

Избранный архиерею и добрый воине Христов, святителю отче Серафиме, восписуем ти похвальная пения, ты бо, всем сердцем Бога возлюбив, верен Ему даже до смерти пребыл еси и венец Небесныя славы приял еси. Темже, яко имеяй велие дерзновение ко Господу, моли Церкви Российстей непоколебимей пребыти и сыновом земнаго Отечества твоего спастися, да с любовию зовем ти: Радуйся, священномучениче Серафиме, веры Православныя пламенный поборниче.

Икос 1

Ангельскому служению подражая, богомудре святителю Серафиме, ревнитель Православныя веры явился еси и, душу пламенную имея, многим людем изрядный наставник был еси. Мы же, благодаряще Бога, даровавшаго нам таковаго архипастыря славна, воспеваем ти сицевая:

Радуйся, славнаго рода доброе прозябение; радуйся, светильниче веры негасимый.

Радуйся, издетска Бога возлюбивый; радуйся, в Нем единем надежду полагавый.

Радуйся, отечества нашего красный плоде; радуйся, молитвенниче ко Господу усердный.

Радуйся, любовию к Богу и людем преисполненный; радуйся, народу Болгарскому ратным подвигом послуживый.

Радуйся, священномучениче Серафиме, веры Православный пламенный поборниче.

Видя себе отроча младо и сира суща, Серафиме всеславне, Отцу сирых скорби сердечныя принесл еси, и Того покровом покрываем, в молитвах и учении усердие велие явил еси. Мы же, прославляюще Отца Небеснаго, ни единаго сира оставляющаго, воспеваем с тобою Ему: Аллилуиа.

Разум почитающих тя, святителю, недоумевает, коль многия таланты дарова ти Господь, яже ты, яко верный раб Христов, умножил еси во славу Церкве. Сего ради Господь, видя верность твою в малом, над многими тя постави, мы же с любовию взываем ти сице:

Радуйся, в истинах христианских измлада наставленный; радуйся, от юности Господа всем сердцем возлюбивый.

Радуйся, во испытаниих многих Богом дивно хранимый; радуйся, подвиги мужества, яко добрый воин, во брани явивый.

Радуйся, законы Божия в творении Его уразумевый; радуйся, людем болящим и недужным сострадавый.

Радуйся, целебными древесы врачевание людем подававый; радуйся, святым врачем безсребреником уподобивыйся.

Радуйся, священномучениче Серафиме, веры Православныя пламенный поборниче.

Силою Вышняго направляем, в чине иерейстем Богу послужити возжелел еси, святителю отче Серафиме, и, благословением праведника Кронштадтскаго укрепляем, вся красная мира сего яко уметы вменил еси, и на служение пастырское ревностне устремився, добр плод сотворил еси, поя во умилении сердца Зиждителю Богу: Аллилуиа.

Имея тщание о Церкви Христовой, святый праведный Иоанн пред кончиною своею благослови тя иконою святою и завеща ти, яко чаду своему духовному, ратовати о Православии. Мы же, восхваляюще усердие твое в исполнении воли Божией, со благоговением вопием ти:

Радуйся, послушания пастырю Кронштадтскому добрый рачителю; радуйся, заветов его верный исполнителю.

Радуйся, отца твоего духовнаго от поношения защитивый; радуйся, верных к единомыслию призывавый.

Радуйся, паствы твоей богомудрый окормителю; радуйся, уставов церковных присный блюстителю.

Радуйся, чистоты Православныя веры проповедниче; радуйся, Предания отеческаго благоговейный хранителю.

Радуйся, священномучениче Серафиме, веры Православныя пламенный поборниче.

Буря недоумения смути тя, святителю, егда блаженная старица Параскева откры тебе повеление преподобнаго Серафима, еже возвестити Императору Российскому о открытии святых мощей его. Ты же, последуя зову сему, летопись обители Дивеевския составил еси и в прославлении подвижника Саровскаго усердно потрудился еси, воспевая Богу: Аллилуиа.

Слышавше вернии людие благодатныя труды твоя, прославления ради Саровскаго подвижника подъятыя, святителю Серафиме, прославиша Бога, даровавшаго ти мудрость и разум. Сего ради и мы, подвиги твоя поминающе, гласом хваления вопием ти:

Радуйся, преподобнаго Серафима пламенно возлюбивый; радуйся, усердными труды твоими того прославивый.

Радуйся, благодатнаго посещения его удостоенный; радуйся, обетованием старца, вкупе присно пребывати, обрадованный.

Радуйся, святыми его молитвами укрепленный; радуйся, светом любве его дивно просвещенный.

Радуйся, яко сердце твое скрижальми Духа Божия соделал еси; радуйся, яко души верных Божественным разумом озарил еси.

Радуйся, священномучениче Серафиме, веры Православныя пламенный поборниче.

Яко боготечная звезда, просиял еси, досточудне, егда жезл архиерейский вручи ти Господь и поручи смотрению твоему паству многих градов и весей Российстих. Ты же, душу за люди полагая, премногия добродетели явил еси и, чистоту Православия ограждая, благочестие христианское насаждал еси, призывая пети Богу: Аллилуиа.

Видя оскудение веры в народе нашем, яко страж неусыпный Церкве Христовы явился еси, богомудре, завету преподобнаго Серафима о стяжании Духа Святаго последуя, призывал еси верныя люди православную веру истинным благочестием укрепляти. Мы же, о сем радуюшеся, глаголем ти сицевая:

Радуйся, паствы твоея премудрый управителю; радуйся, храмов и обителей Божиих добрый украсителю.

Радуйся, в служении святительстем ревность показавый; радуйся, к церковным Таинством благоговейно приступати призывавый.

Радуйся, к деянию богомыслие приложивый; радуйся, молитву в основание добродетелей полагати научавый.

Радуйся, смирением твоим многия добродетели стяжавый; радуйся, ко спасению путь верным показавый.

Радуйся, священномучениче Серафиме, веры Православныя пламенный поборниче.

Проповедуя слово истины, призывал еси, святителю Серафиме, пастыри вкупе с мирянами возраждати жизнь церковную, да усердием их не угаснет вера Православная, правда же Божия да вразумит люди российския воспевати хвалебную песнь Богу: Аллилуиа.

Возсия благодать, святителю отче Серафиме, в житии твоем, ты бо, труды к трудом прилагая, и тщание неусыпное о чадех церковных имея, истинный пастырь Христов в земли Российстей явился еси. Сего ради воспеваем тя сице:

Радуйся, пастырскаго служения добрый рачителю; радуйся, премудрости Божией дивный стяжателю.

Радуйся, многими даровании от Господа украшенный; радуйся, истинныя веры усердный проповедниче.

Радуйся, ересей и душевредных учений обличителю; радуйся, юным от соблазнов мира верное ограждение и защищение.

Радуйся, во благостоянии Церкве спасение России видевый; радуйся, до конца дней твоих Отечеству нашему верно послуживый.

Радуйся, священномучениче Серафиме, веры Православныя пламенный поборниче.

Хотяй в Православии страну Российскую утвердити и от губительства враг видимых и невидимых оградити, болезновал еси сердцем о Отечестве твоем, святителю Серафиме, и Господу предстоя, усердно молил еси о спасении стада Христова, вопия к Нему: Аллилуиа.

Новаго Серафима яви тя Господь, егда на Отечество наше прииде тьма безбожия. Ты же, святителю, тезоименному старцу подражая, прилежно молил еси Пресвятую Богородицу, яко Заступницу Усердную, да отверзет двери милосердия Своего и укрепит люди российския в вере Православней. Сего ради вопием ти сице:

Радуйся, искренней любовию к Божией Матери исполненный; радуйся, милостию Ея к земли Российстей утешенный.

Радуйся, яко Заступницу Отечества и стену нерушимую Ю благовестивый; радуйся, молитвою к Ней паству укрепивый.

Радуйся, усердный и теплый пред Нею молитвенниче; радуйся, Гербовецкия Ея иконы сугубый почитателю.

Радуйся, Покров Пресвятыя Богородицы над обителию Дивеевскою прославивый; радуйся, многая чудеса благодатная, от Нея бываемая, списавый.

Радуйся, священномучениче Серафиме, веры Православныя пламенный поборниче.

Славное явление силы Божией видим на тебе, святителю Христов Серафиме, егда крестом вооружився, словом благодатным люди православныя от неверия ограждал еси, заблуждшия же и совращенныя вразумлял еси, неустанно взывая к Богу: Аллилуиа.

Весь был еси яко серафим огненный, всеблаженне отче, неусыпно пекийся о словеснем стаде твоем. Темже тя, яко пастыря добраго, песньми похвальными воспеваем тако:

Радуйся, Церкве Православныя твердое укрепление; радуйся, ересей и расколов небоязненное посрамление.

Радуйся, страждущим и в беде сущим скорый помощниче; радуйся, душ немощных дивный целителю.

Радуйся, отпавших от Православия кроткий вразумителю; радуйся, смятенных и озлобленных мудрый наказателю.

Радуйся, заблуждшия к покаянию приводивый; радуйся, любовию твоею сердца хладная согревавый.

Радуйся, священномучениче Серафиме, веры Православныя пламенный поборниче.

Всякое естество Ангельское возскорбе, егда народ земли нашея хладностию веры от Бога отступи. Ты же небоязненный защититель Православия явился еси, уготовав себе к мученическому страданию. Тем, тя ублажающе, со благоговением вопием Богу: Аллилуиа.

Витийствующий язык оскудевает пред множеством дарований, от Бога ти данных, досточудне отче, яже мудре употребив, яко многоплодная маслина явился еси. Мы же, аще и неискусни есмы, обаче чада твоя суще, восхваляем тя сице:

Радуйся, слова Божия ревностный проповедниче; радуйся, пастырей и народа церковнаго усердный учителю.

Радуйся, Отечества нашего мужественный воине; радуйся, подвигов ратных помощию Божией доблестный совершителю.

Радуйся, душ и телес любвеобильный врачевателю; радуйся, святых образов искусный живописателю.

Радуйся, песней церковных мудрый сочинителю; радуйся, деяний угодников Божиих благоговейный составителю.

Радуйся, священномучениче Серафиме, веры Православныя пламенный поборниче.

Спасти хотяй люди Российския, постави тя Христос, отче Серафиме, пастыря верна словесных овец, да не расточатся в годину безбожия. Ты же, зову Божию последуя и благословением праведнаго Иоанна Кронштадтскаго наставляем, Православие ревностно защищал еси и призывал еси люди в братолюбии пети Богу: Аллилуиа.

Стена заступления бысть ти Богородица Дева, отче чадолюбивый, егда терпел еси гонения и узы темничныя. Церковь же, в бедах сушую, и чад ея верных молитвами твоими и заботою пастырскою укреплял еси. Сего ради мир православный славит тя сице:

Радуйся, святейшаго Патриарха Тихона верный послушниче; радуйся, священномученика Петра во исповедании веры подражателю.

Радуйся, митрополита Сергия искренний сподвижниче; радуйся, алтаря Господня достойный служителю.

Радуйся, всего себе в жертву Господеви предавый; радуйся, гонения многая претерпевый.

Радуйся, поругания в заточении кротко приемый; радуйся, православную веру даже до смерти сохранивый.

Радуйся, священномучениче Серафиме, веры Православныя пламенный поборниче.

Пение всеумиленное ко Пресвятей Троице принесл еси сердцем и житием твоим, святителю Серафиме, наипаче же кончиною мученическою, прославльшей Бога; сего ради прешел еси во обители небесныя, идеже со Ангельскими лики поеши Триипостасному Богу: Аллилуиа.

Свет Христов просвети тя от младенства, святителю Серафиме, сего ради, яко светильник, возсиял еси людем многими добродетельми. Мы же, пребывающе во мраце грехов и скорбей наших, назидаемся чудным житием твоим и со упованием прославляем тя сице:

Радуйся, яко верный раб, Христу последовавый; радуйся, образ жития добродетельнаго и кончины мученическия явивый.

Радуйся, верою несумненною врагов посрамивый; радуйся, в мучениях, яко злато в горниле, очищенный.

Радуйся, яко в немощи твоей силу Божию явил еси; радуйся, яко смирением козни диавольския посрамил еси.

Радуйся, блаженную славу от Бога стяжавый; радуйся, нетленным венцем с новомученики увенчанный.

Радуйся, священномучениче Серафиме, веры Православныя пламенный поборниче.

Благодатию Духа Святаго течение жизни совершил еси и веру соблюл еси невредимо, святителю Христов Серафиме. Сего ради приял еси венец правды, уготованный тебе от Подвигоположника Христа, Емуже, в радости предстоя с новомученики и исповедники Российскими, вопиеши: Аллилуиа.

Поюще песнь хвалы Человеколюбцу Богу, дивному во святых Своих, прославляем тя, отче Серафиме, яко сокровище благодатных даров Духа Святаго явился еси. Сего ради во умилении сердца взываем ти сице:

Радуйся, во обители небесныя водворивыйся; радуйся, Пресвятую Троицу присно величающий.

Радуйся, в ризах белых Агнцу Божию предстоящий; радуйся, обилием веселия духовнаго преисполненный.

Радуйся, в лице святителей Христовых величаемый; радуйся, в сонме новомученик российских прославляемый.

Радуйся, о нас пред Господем непостыдный ходатаю; радуйся, молитв с верою к тебе прибегающих скорый исполнителю.

Радуйся, священномучениче Серафиме, веры Православныя пламенный поборниче.

О священномучениче Серафиме, всероссийский светильниче и воине Христов добропобедный, венцем мученичества от Господа увенчанный! Не забуди стадо твое и умоли Владыку Христа в любви к Православию нам утвердитися, в вере укрепитися и вечныя избавитися муки, да с тобою воспеваем Ему: Аллилуиа.

Сей кондак глаголи трижды.
Посем икос 1: А
нгельскому служению… и кондак 1: Избранный архиерею…

Ссылка на основную публикацию